Москва.
Как много в этом слове…

Насколько обоснована версия о коми происхождении названия российской столицы?

В нынешнем году российская столица отметила очередную круглую дату – 870-летие. Хотя официально основание Москвы Юрием Долгоруким датируется 1147 годом, историки до сих пор дискутируют, насколько эта датировка верна. Еще больше разногласий вызывает происхождение самого названия нашей столицы. «Москва…Как много в этом звуке для сердца русского слилось!». Если переиначить знаменитую пушкинскую строку, то можно сказать, что по поводу этимологии слова Москва слилось и переплелось так много мнений ученых, что разбор всех гипотез займет целую книгу. Нашлось бы в этой книге место, и немалое, версии о происхождении названия Москва из языка коми…

Коровья река

Доктор исторических наук Игорь Жеребцов в очерке о борце за автономию Коми края Дмитрие Батиеве упоминает, как тот в 1920 году, «стремясь подчеркнуть, что коми народ имеет многовековую историю и вполне достоин автономии, в представленном в ЦК ВКП(б) докладе заявил, что коми некогда заселяли весь центр России, и что Москва – коми название, означающее «коровья вода». «Надо думать, этот аргумент имел успех», – слегка иронизирует над героем своего очерка историк. Впрочем, какой бы ни была реакция партийной верхушки на заявление Батиева, на самом деле оно было не столь уж экстравагантным, как может показаться.

Дело в том, что версия о коми происхождении названия Москва к тому времени, когда Батиев составлял свой доклад, уже выдвигалась, хоть и не в столь категоричной форме, историками и краеведами. Каллистрат Жаков, например, изучив названия российских рек, еще в 1909 году сделал вывод, что «почти все имеют пермские (зырянские) названия». «Итак, на огромном пространстве жила Пермь, быть может, в разное время, от Москвы — до Мезени, от Камы и притоков Тобола — до Белоозера. Таков район древней Перми», – писал К.Жаков.

«Элемент –ва легко объясняется во многих финно-угорских языках как вода, река или мокрый (например, в языках мерянском, марийском, коми), – пишет известный российский ученый-топонимист Михаил Горбаневский. – В коми языке мöск- можно соотнести со словами мöск, мöска, что значит телка, корова. И тогда Москва – значит коровья река. Это предположение горячо поддержал известный историк В.О.Ключевский, что и придало версии особую популярность».

Ну в самом деле, казалось бы, толкование очевидно: мöск – корова, ва – вода. Коровья река, что же еще? При этом названия с окончанием на –ва можно встретить и в Подмосковье – Протва, например, и в Коми – Адзьва, Ворыква, Елва, Ирва, Лымва и т.д. Если уж такой авторитет, как Ключевский, соотносил название Москва с коми языком, то что говорить о не шибко ученом Батиеве…

Однако версия «коровьей реки» натолкнулась на прочную изгородь археологических данных. А они таковы, что коми (не те, что ныне живут в Первопрестольной, а древние) никогда в районе Москвы и ее окрестностей не жили. Доктор исторических наук, известный археолог Э.Савельева, например, категорически отвергает возможность проживания предков коми на московской территории и потому считает версию с «коровьей рекой» несостоятельной. «Это полная ахинея», – сказала мне в сердцах Элеонора Анатольевна при нашем душевном разговоре о происхождении названия Москва.

К тому же, если допустить, что все названия рек на –ва относятся исключительно к коми языку, то придется пойти еще дальше Батиева и полагать, что коми в древности заселяли не только центр России, но и Европы – откуда тогда все эти Сава, Драва и Морава с Иглавой да Остравой?

Медвежья или Конопляная?

Еще туманнее, чем с –ва, оказалось толкование другого компонента загадочного гидронима. Вновь дадим слово М.Горбаневскому: «Отстутствие точного или хотя бы достаточно убедительного объяснения компонента моск- толкало ученых на новые поиски. Географ С.К.Кузнецов, владевший многими финно-угорскими языками, предложил объяснить моск- через мерянское слово маска (медведь), а элемент –ва как мерянское–ава, что значит мать, жена. Получалось, что Москва-река – это Медвежья река или река Медведица».

Тут надо сделать небольшое отступление и напомнить, что меря или меряне – это древнее племя, которое проживало на территории центральной России во второй половине I тысячелетия н.э. Большинство исследователей считают мерю финно-угорским племенем, со временем ассимилированным пришедшими на эту территорию славянами. Мерянский язык считается мертвым, исчезнувшим, как и сами меряне. Но ученые-лингвисты как-то умудряются извлекать остатки мерянского из других языков и топонимики и даже писать о нем научные труды. В одном из таких трудов – «Исследования по мерянскому языку» – украинский академик Орест Ткаченко приводит еще одну гипотезу о происхождении слова Москва. Весь ход его научных рассуждений привести нет места, поэтому процитируем интервью самого академика:

«Одним из основных доказательств моей гипотезы послужило найденное мною в писцовых книгах XVI-XVII вв. упоминание о втором названии истока Москвы, именуемого Москворецкой Лужей. В то время реку здесь называли Коноплёвкой. Это прямо доказывает происхождение названия Москва от корня (мерянского) моска – «конопля». Но главное то, что современные москвичи в слове «Москва» произносят нейтральный финно-угорский звук «а»– он сопоставим с таким же звуком в слове «молоко», которое произносится как нечто среднее между «мылако» и «малако». Этот средний звук не знаком ни балтским, ни славянским языкам, а значит, и само слово «Москва» или «Мысква» – мерянское».
По версии О.Ткаченко, Москва означает Конопляная река. Лично мне эта версия кажется не лучше других, особенно в части фонетического обоснования, но ученым виднее.

А может, щавелевая?

Если О.Ткаченко связывает название Москва с мерянской коноплей, то краевед и археолог из подмосковной Коломны М.Савицкий – с …щавелем. В конце прошлого века он выпустил брошюру «О происхождении географических названий «Москва» и «Кремль». Загадку злополучного компонента моск- коломенский краевед решает следующим образом.

В «Сравнительном словаре коми-зырянских диалектов» он обнаружил слово москыы, означающее щавель курчавый. Размышляя в этом направлении, Савицкий уяснил, что мöс- в северных диалектах коми означает все ту же корову, а -кыв – язык. Листья щавеля похожи по форме на коровий язык, что и побудило северных коми придумать для распространенного повсеместно растения такое название. В языке древних коми слово кыы оканчивалось на согласный звук «л» и звучало как кыл, а слово москыы – как москыл. К нему прибавили компонент –ва и получилась Москылва, то есть – щавелевая река. Пришедшим на берега Москылвы славянам произносить такое слово было внапряг, и они с годами, где-то к ХV веку, переделали его в удобоваримое Москва.

Но почему щавелевая, а не лютиковая, ромашковая, березовая или еловая? Савицкий утверждает, что для щавеля очень подходят увлажненные луговые почвы по берегам Москвы-реки: «Поскольку берега нынешней Москвы-реки были обильно заросшими щавелем курчавым, древние предки и назвали ее Щавелевой рекой».

Все бы хорошо, да вспомним еще раз упрямых археологов: ну нет никаких данных, чтобы говорить о проживании когда-либо древних коми на московской земле! Какие-то финно-угры там, конечно, были, балты были, меря вроде как была, а вот коми – нет. И здесь напрашивается вывод, сделанный еще в 1907 году А.С.Орловым. В книге «Происхождение названий русских и некоторых западноевропейских рек, городов, племен и местностей» он отмечал, что названия, подобные Москве, Пожве, Сылве и так далее, «даны финнами в то отдаленное время, когда они еще не распались на отдельные племена, лет за 1500 – 1800 до Р.Х.». Финнами историки тогда часто называли всех финно-угров. Значит, речь идет о некой очень древней финно-угорской общности, занимавшей обширный ареал от Балтики до Зауралья.

– Возможно, название Москва и восходит к более древним временам, к праязыку, когда финно-угорская общность еще не распалась на различные ветви. Но доказать или опровергнуть это мы пока не можем, – считает специалист по топонимике, заведущий сектором языка ИЯЛИ Алексей Мусанов.

Нечто жидкое и топкое

Конечно, помимо финно-угорской версии происхождения названия Москва есть и другие (кто-то из пишущих на эту тему насчитал более двух десятков гипотез). В них тоже немало любопытных лингвистических построений и реконструкций. Например, широкое признание среди специалистов получила балтийская этимология гидронима Москва, разработанная академиком В.Н. Топоровым. Согласно его гипотезе, источником известных нам форм Москва, Московь, Москова могли быть балтийские формы типа Mask-(u)va, Maskava, Mazgava, обозначающие нечто «жидкое, мокрое, топкое, вязкое, слякотное». Если учесть большое количество гидронимов балтийского происхождения на территории Московской области и то обстоятельство, что начинается река в Старьковском болоте (оно же Москворецкая Лужа), то эта гипотеза кажется вполне правдоподобной.

Целая плеяда лингвистов работала и над обоснованием славянского происхождения названия Москва, предъявляя весомые аргументы в пользу своей версии. Но у славянской версии есть изъян, обойти который нельзя: к тому времени, когда на территорию Москвы пришли славяне, здесь уже много веков жили финно-угры и балты. Трудно представить, что они никак не назвали реку, на которой обустроили свои поселения, и только славяне удосужились дать ей свое название. А самое главное, почему славянское происхождение так настойчиво пытаются приписать только Москве, не трогая при этом другие многочисленные гидронимы того же типа?

Впрочем, сегодня среди ученых (кроме тех, кто придерживается собственных гипотез) вопрос о происхождении названия Москва считается неразрешимым, поскольку абсолютно неоспоримых доказательств не имеет ни одна из версий. А это, между прочим, означает, что мы можем придерживаться любой из них…

Евгений ХЛЫБОВ
Благодарим за помощь в подготовке публикации Э.А.Савельеву, А.Г.Мусанова

Татищев В.Н. (1686-1750), историк, географ, экономист:

«Имя Москва есть сарматское, значит крутящаяся или искривленная, от того, что течением весьма излучины делает, да и внутрь Москвы их нескудно».

Сумароков А.П. (1717-1777), литератор:

«Имя Москвы производят некоторые от Мосоха; однако того никаким доводом утвердить невозможно и кажется то вероятнее, что Москва имеет имя от худых мостков, которые на сем месте по болотам положены были… То удивительно, что худые мостки целому великому государству дали имя».

Жаков К.Ф. (1866-1926), философ, этнограф, писатель:

«Кроме землянки у древних Коми были шалаши. Это подсказывается аналогией других финских племен; подтверждается наличностью вотской «куалы» и черемисской «куды» и доказывается окончательно данными языка. Слова: керка, керку, вичко, вичку свидетельствуют об этих постройках. (Керку = кер+ку, кер — бревно; ку=куа = шкура), сперва обшивка, а затем шалаш. «Куа» по-зырянски «ко», отсюда слово кола — лесная избушка. Мöскуа (Москва) = шалаш для коров».

Мусанов А.Г., кандидат филологических наук, заведующий сектором языка ИЯЛИ КНЦ УрО РАН:

«Я не разделяю мнения, что название Москва по происхождению коми, поскольку до сих пор нет археологических, исторических и других свидетельств относительно пребывания в этом регионе населения, говорившего на коми языке, его диалекте. Даже если рассматривать шире – древние пермяне, то их тоже там никогда не было. К тому же версия, согласно которой моск – корова, ва – вода, некорректна уже потому, что моск в коми и вообще пермской гидронимии в значении «корова» не фиксируется. В коми языке корова обозначается словом мöс, этот компонент встречается в названиях рек, но только в значении «источник, родник, ключ».
Ближе к истине версия, что это название восходит к прибалтийско-финским народам. Древняя территория Москвы-реки – это их вотчина. В связи с этим мне больше импонирует точка зрения украинского ученого-топонимиста О.Б. Ткаченко. Согласно ему, название Москва связано с древними мерянами (летописное финно-угорское племя). Моска из языка мерян обозначает «конопля». А в быту, в хозяйстве конопля широко использовалась. Куа – это курья, залив. Значит, Москва – это место, залив, где замачивали эту самую коноплю. Возможно, что этот признак номинации лег в основу названия реки Москва. Но и это лишь одна из версий, хотя и вполне правдоподобная.
Возможно, название Москва восходит к более древним временам, к праязыку, когда финно-угорская общность еще не распалась на различные ветви. Но доказать или опровергнуть это мы пока не можем».

Вы также можете просмотреть полную версию публикации в формате PDF

(С) «Регион» 09/2017