Август: Александр Кейзерлинг. Граф на Печоре

205 лет назад, 15 (27) августа 1815 года родился Александр Андреевич Кейзерлинг, геолог, естествоиспытатель и общественный деятель. В 1843 году экспедиция под его руководством провела первое комплексное научное исследование Печорского края – большей части территории нынешней Республики Коми.

Граф Александр Андреевич Кейзерлинг происходил из знатного остзейского рода, которому принадлежали несколько имений в Курляндии и Эстляндии – западных губерниях Российской империи (ныне это территории Латвии и Эстонии). В одном из этих имений, мызе Кабиллен, и появился на свет Александр Кейзерлинг. Там же он провел детство и юность, получил домашнее образование, прекрасно играл на пианино и даже сочинял музыку. В 1833 году Кейзерлинг поступил в Берлинский университет на юридический факультет, но уже вскоре увлекся естественными науками – геологией, палеонтологией, зоологией.

Будучи студентом, Кейзерлинг, кстати, сдружился со своим ровесником Отто Бисмарком, будущим первым канцлером Германской империи, и дружба эта продолжалась до их преклонных лет. Но гораздо большее влияние на судьбу Кейзерлинга оказала дружба с однокашником по университету зоологом Иоганном Блазиусом. Друзья-студенты совершали научные экскурсии в Альпы и Карпатские горы, публиковали совместные исследования. Вместе они отправились и в первую свою экспедицию по России.

В то время огромные территории Российской империи еще оставались terra incognita для исследователей и промышленников. Геологические исследования были в зачаточном состоянии и носили характер предварительной разведки. В 1940 году директор департамента мануфактур и внутренней торговли министерства финансов барон Александр Казимирович Мейендорф, знаток геологии и путешественник, предпринял по поручению правительства экспедицию для исследования промышленности и природных богатств внутренних губерний России. К этой работе он привлек известных европейских геологов шотландца Родерика Мурчисона и француза Филиппа Вернейля. В экспедицию включили Кейзерлинга и Блазиуса.

На следующий год Кейзерлинг, определенный на службу по горному ведомству в качестве чиновника особых поручений, вновь вошел в состав очередной экспедиции Мурчисона и Вернейля. Надо сказать, молодой исследователь был даже своего рода «локомотивом» экспедиции. Дело в том, что Кейзерлинги были на короткой ноге с министром финансов графом Егором Францевичем Канкриным, этническим немцем. Канкрин и представил императору Николаю I проект геологической экспедиции, в которую должен был войти его протеже Кейзерлинг в качестве уполномоченного российского правительства. Так что в своих полевых исследованиях Кейзерлинг и его спутники не испытывали финансовых и организационных проблем.

Собранный в этих экспедициях материал послужил основой для совместного двухтомного труда Мэрчисона, Вернейля и Кейзерлинга «Геология Европейской России и хребта Уральского». Это была первая сводная научная работа по геологии России и в течение многих лет служила руководством для отечественных исследователей.

В 1943 году Кейзерлинг уже сам возглавил экспедицию – в Печорский край, который, по его выражению, представлял «совершенно загадочную землю, подобную внутренней Африке». В состав экспедиции вошел и морской офицер Павел Иванович Крузенштерн (сын знаменитого ученого и мореплавателя Ивана Федоровича Крузенштерна), который проводил топографическую съемку, астрономические и географические наблюдения.

Экспедиция прибыла в Усть-Сысольск 7 июня 1843 года и встретила всяческое содействие уездных властей. Одним из проводников экспедиции, а заодно и переводчиком, стал житель Усть-Сысольска Филипп Якимович Попов, «грамотный, расторопный и любознательный зырянин». Спустя полтора столетия его правнучка, педагог и краевед Раиса Леонидовна Попова написала очерк о той Печорской экспедиции. Из него мы узнаем, что Кейзерлинг интересовался не только предметом своего исследования, но и жизнью местного населения. В письмах родным он часто упоминал о зырянах.

«Зыряне – прекрасный, чистый народ простого склада, с тонким чувством открытости всему свету. Они услужливы и умны. Можно у них оставить деньги среди поля, и никто их не возьмет», — писал он матери. «Зыряне – замечательные люди, у них совершенно отсутствуют ругательства, и поэтому богатый русский язык одолжил им некоторые», — это уже из письма отцу. Кейзерлинг подробно описывает занятия жителей края, особенно охоту: «Здесь я нахожусь среди зырян, многие из которых живут охотничьим промыслом. На целые месяцы они уходят в свои темные дремучие леса промышлять пушных зверей, не встречаясь с людьми… нередко удаляясь от своих селений на 500 верст». Сам Кейзерлинг, взяв в экспедицию английские ружья, не был метким стрелком, и удачливые зыряне-охотники с допотопными самодельными кремневыми ружьями вызывали у него неподдельное восхищение.

Описывает ученый и рыбный промысел на Печоре: «Устьцилемы выезжают на рыбную ловлю целыми семьями, поселяются на больших островах в плетеных ивовых шалашах. В большом количестве они вылавливают семгу, сигов, нельму, чиря и др. Особенно вкусно они приготавливают семгу, что в других местах из-за отсутствия соли не практикуется». Жирная печорская семга, однако, стала причиной того, что у Кейзерлинга во время экспедиции «открылась язвенная болезнь».

Основными задачами экспедиции были все же не этнографические наблюдения, а геологические и картографические изыскания. С июня и до глубокой осени 1843 года отряды Кейзерлинга и Крузенштерна проделали огромный путь почти в 8 тысяч верст от южных районов края до побережья Белого моря и в обратном направлении. По рекам и речушкам – на лодках; по тундре — на нартах; по волокам, горным и лесным тропам – пешком и на подводах. Десятки населенных пунктов сегодняшней Республики Коми – Визинга, Усть-Кулом, Помоздино, Троицко-Печорск, Аранец, Усть-Уса, Усть-Цильма, Ижма, Серегово и другие – могут поставить у себя памятные знаки о том, что в этих местах побывала экспедиция знаменитых исследователей Кейзерлинга и Крузенштерна.

Имя Александра Кейзерлинга вписано и в историю нефтяной промышленности Коми, поскольку он, изучая геологическое строение края, впервые научно описал ухтинский нефтеносный район и определил его перспективность.

Весь собранный в экспедиции материал Кейзерлинг и Крузенштерн обобщили в книге «Научные наблюдения во время поездки в Печорский край», вышедшей на немецком языке в 1846 году в Санкт-Петербурге. Это был первый комплексный обзор края. К нему были приложены две карты. Первую геологическую карту Печорского края составил Кейзерлинг, карту рек и населенных пунктов – Крузенштерн. За эту работу авторы получили престижную Демидовскую премию. Кейзерлинг был избран членом-корреспондентом Санкт-Петербургской Академии наук, почетным членом Лондонского и Парижского геологических обществ.

Поездка в Печорский край была, однако последней крупной экспедицией в биографии Кейзерлинга-исследователя, хотя на тот момент он был еще совсем молодым человеком. В 1844 году Кейзерлинг женился на дочери графа Канкрина Зинаиде, фрейлине двора, и вскоре вышел в отставку с государевой службы. Супруги поселились в родовом имении Кейзерлингов Райкюль в Эстляндии. Издав еще несколько небольших исследований по геологии и палеонтологии, Кейзерлинг занялся сельским хозяйством и общественной деятельностью. Он был предводителем остзейского дворянства, председателем губернского Общества сельского хозяйства. В 1860 году, правда, Кейзерлинг решил тряхнуть стариной и со своим давним приятелем Вернейлем предпринял геологическую экскурсию в Пиринеи.

В то же время карьера общественного деятеля шла в гору. В пору реформ Александра II, в 1859 году, Кейзерлинг вернулся на государственную службу и получил звание камергера, а в 1868 году был назначен гофмейстером Императорского двора. С 1862 по 1869 год был попечителем Дерптского учебного округа. Но затем Кейзерлинг вновь оставил службу и теперь уже окончательно поселился в Райкюле. В эти годы он занимался ботаникой и палеонтологией, опубликовал ряд научных работ о папоротниках. Его научные взгляды и выводы были близки Чарльзу Дарвину, который однажды подарил Кейзерлингу первое издание своей знаменитой книги «Происхождение видов».

Тихая уединенная жизнь Александра Андреевича Кейзерлинга в Рюйкеле закончилась 8 мая 1891 года. Он умер от рака крови.

Как утверждал ухтинский краевед Виталий Потолицын в очерке «Исследователь нашего Севера», «есть достоверные данные» о том, что Кейзерлинг до конца жизни поддерживал связь с Усть-Сысольском, с теми, кто помогал ему в Печорской экспедиции. И еще – посылал книги для пополнения народной библиотеки в уездном центре.

Евгений ВЛАДИМИРОВ

«Граф Кейзерлинг – один из выдающихся геологов, имя которого навсегда останется как в науке вообще, так и в нашем отечестве по преимуществу, в списке лиц, положивших прочное основание геологии России».
(Некролог, «Известия Геологического комитета», т.10, 1891 год).