Изьватас Ирина Королева: «Язык, земля, традиции – три святые для нас вещи»

Осенью 2020 года межрегиональное общественное движение «Изьватас» отметило 30-летие. Изьватас – так издавна называли себя люди, населявшие берега Ижмы (Изьвы). Об особенностях и достижениях движения «Региону» рассказала коренная ижемка, руководитель Управления сельского хозяйства Ижемского района, лидер «Изьватас» Ирина Королева.

30 лет назад, 19 сентября 1990 года, в селе Ижма прошел первый учредительный съезд Ассоциации коми-ижемцев «Изьватас». В 2001 году она была переименована в Коми республиканское общественное движение коми-ижемцев «Изьватас», а позднее движение приобрело статус межрегионального. Благодаря своему авторитету в республике и северных регионах России, в 2004 году МОД «Изьватас» было включено в состав общероссийской Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации. Все эти годы движение «Изьватас» способствовало сохранению традиций и отстаивало права коренного населения региона.

Ижемские арбузы

– Ирина, какая дата считается днем рождения движения «Изьватас»?

– 18-19 сентября 1990 года, когда Виталий Филиппович Канев стал инициатором первого съезда изьватас. Я в то время закончила школу и уехала учиться. Для нас тогда это были «взрослые» дела и поначалу мы в них не участвовали. Те времена я помню по фотографиям и рассказам. Сейчас смотришь на снимки, видишь знакомые лица – и тех, кто жив, и кто ушел – и даже не верится, что продолжаешь их дело. К сожалению, тут нельзя перечислить всех ярких незаурядных личностей, благодаря которым сегодня известно наше движение. Но я не могу не назвать почетного председателя МОД «Изьватас» – Валентину Ивановну Ануфриеву, у которой училась и продолжаю учиться.

– А как Вы попали в движение?

– Вы знаете, Николай Васильевич Рочев, прежний лидер «Изьватас», был великолепным учителем, и не только по образованию, но и по жизни. Мы даже не заметили, как он нас во все это втянул: меня, Елену Алексеевну Хозяинову, Екатерину Алексеевну Хозяинову и других – нашу тогдашнюю молодежь. Звал в поездки, на мероприятия, иной раз думаешь – да зачем мне все это! – а он только улыбнется, и ты опять в активистах.

– Что это были за мероприятия?

– Ну, например, в 2010 году на нас вышли норвежцы – как на этническую группу, живущую в арктической зоне. Они предложили поработать с действующими и будущими предпринимателями. Николай Васильевич обратился ко мне как к экономисту и специалисту по сельскому хозяйству. «Если согласишься, будем с ними работать», – сказал. Конечно, я согласилась. Мы вместе сделали бизнес-школу для 60-ти ижемцев, потом ездили в Норвегию, изучали их опыт.

– Ижемцы – какие они? Они ведь люди хваткие, гордые, небедные. А сколько купцов вышло из Ижмы!

– Это осталось и по сей день. Характер ижемский возник благодаря смешению трех кровей: русских, коми и ненцев. Мало того, что мы переняли у ненцев оленеводство, мы перевели его в товарное производство, от нас это пошло в Ханты-Мансийск, Салехард – бывший Обдорск, это ж наше «обдорсаяс» – коми-ижемцы его обосновали. Читаешь фамилии оленеводов – героев войны Салехарда – там сплошь коми-ижемские фамилии.

Ижемец – хозяйственный и за счет своего труда небедный. С молоком матери мы впитали, что стыдно сказать, что у тебя чего-то нет, поэтому на столе всегда все было, и всегда мы одеты были хорошо, хоть в кошельке и немного денег.

Неслучайно же во время свадьбы ижемская невеста меняла наряд семь раз, а наряд-то был какой: и жемчуг речной, и парча, и шелк. Сейчас, к сожалению, это не сохранилось, но есть отважные пары, которые на базе музея играют свадьбы в своих сохранившихся старинных нарядах.

Благодаря нашему движению сегодня это возвращается: стали много шить нарядов специально для праздников – того же «Луда», который мы восстановили по крупицам. В детстве, я помню, люди ходили на праздник, простите за грубость, просто-напросто выпить. Сейчас это ушло, вернулся исконный смысл праздника. «Луд» в переводе – луг. Праздник перед большой работой – сенокосом. На «Луде» молодые люди со всего района присматривались друг к другу. А осенью играли свадьбы. «Луд» у нас сейчас уже не отнимешь, это часть нас самих.

– Ижемская молодежь остается в районе или уезжает?

– Если есть работа, семья, земля, то и уезжать незачем. Но кому-то просто интересней в городе. У нас сейчас очень много строится жилья, прямо борьба за участки под строительство идет, и стоят они дорого, даже конфликты возникают на этой почве. На мой взгляд, это искусственно созданная проблема: земли у нас хватает, и почему ее так сложно получить, непонятно. Да стройте, пожалуйста! Ведь люди и пить тогда меньше будут. Но федеральная собственность – лесфонд – не позволяет этого сделать.

– А где можно работать в Ижме?

– У нас за последние 15 лет зарегистрировалось 60 фермерских хозяйств, в районе рекордное количество личных подсобных хозяйств. Если ты зарегистрировал фермерское хозяйство, то у тебя сразу стаж идет. Мы, пожалуй, активнее всех пишем бизнес-планы и претендуем на
господдержку начинающих фермеров. Из бюджетных 14 миллионов рублей в 2020 году половина ушла Ижемскому району. И министр сельского хозяйства не раз говорил, что ижемцы никогда не подводят, и выделенные деньги не уходят в песок.

– Получается, что на земле, как и сто лет назад, можно себя прокормить?

– Да. Когда в 1979 году мой отец одним из первых построил в Ижме теплицу с огурцами, это было в диковинку. А сейчас у нас выращивают даже арбузы, а баклажаны и болгарский перец – обычное дело. То есть своим хозяйством ты прокормишься. Кроме того, ведь у нас мужчины и охотничают, и рыбачат.

«Это наша земля»

– Какие цели были у движения изначально? Ведь был период, когда «Изьватас» воспринимали как политическое движение.

– В Уставе у нас четко написано: сохранение языка, культуры, традиций и развитие экономики. За 30 лет приоритеты не поменялись. Каждое заседание президиума мы начинаем с языка. В каждой школе у нас изучают коми язык, и отказываться от этого нельзя.

– А что, есть попытки отказаться?

– Да, кто-то готов поменять преподавание коми языка на лишние часы английского или математики. Да, язык жив в семьях, но и в школе его надо сохранять. У нас не хватает учебников по коми языку, мы говорим об этом. На нас даже иногда сердятся, но это правда: у нас один учебник на шестерых. Не хватает…

– Так в политике-то вы все-таки «засветились»?

– Это не было политическим направлением. Оно было экологическим. И вели его профессионалы. Президиум у нас на 90 процентов состоял из мужчин. Это были ярчайшие личности, образованные люди. Николай Рочев – географ, эколог, Федор Терентьев – геолог, возглавлял «Комитет спасения Печоры». Да и сами по себе мужчины активней. Благодаря нашим активистам мы заставили нефтяников считаться с нашим мнением. Этот процесс происходил на моих глазах, буквально в моем кабинете. Переговоры, споры, доходившие до ругани. В результате изьватас доказали, что они не бесправные аборигены, как кому-то удобно думать, а хозяева своей земли. В 1990-е годы движение «Изьватас» отстояло заказник «Собысь». За него ижемцы судились с первым главой республики Юрием Спиридоновым. И выиграли! Этот случай вошел в учебники по юриспруденции. Когда Спиридонов приезжал в Ижму уже не будучи главой, он признал нас «достойным соперником». С этого и началось наше «зеленое» направление. Возник институт общественных наблюдателей, которые выезжали на места и смотрели, как идут дела на буровых, на нефтеразработках, сообщали о разливах. Общественные слушания стали проходить грамотно, нефтяники какие-то наши инициативы принимали, какие-то нет, и в итоге был подписан договор о социальном партнерстве с ООО «ЛУКОЙЛ-Коми». Помогало еще и то, что активистами и представителями муниципальной власти у нас в то время были одни и те же лица.

– Теперь вы политикой не занимаетесь?

– Специально нет. Но в прошлом году, если вы помните, была очень сложная ситуация с мусорным полигоном в Шиесе. Еще даже посты активистов не стояли там, а «Комитет спасения Печоры» уже поднялся. Да, это Архангельская область, но это наш Север, это рядом с нами, и это наша общая проблема. Язык, земля, традиции – три святые для нас вещи. Нам, кроме своей земли, терять нечего.


«Луд» в переводе – луг. Праздник перед большой работой – сенокосом. «Луд» у нас сейчас уже не отнимешь, это часть нас самих».

Назад в будущее

– Одна из ваших основных целей – сохранение традиций. Каких именно?

– Ну, вот взять тот же «Праздник охотника» в деревне Ласта. Алексей Семенович Канев в 1990-е годы попытался сделать Ласту модельной деревней. Безработица, пьянство… Была попытка вернуть мужиков от этого всего к своим корням. Вспомните это время: в каком состоянии находилась экономика, сельское хозяйство. Часть людей просто вымерла, у других проснулось самосознание. Ведь Ижма – это единственный район, который в конце 1990-х поставил кордоны на дорогах, чтобы не пропустить в села контрафактный алкоголь. Были объездные пути, но и там стояли наши общественники. Случались конфликты с теми, кто готов был торговать паленкой. К таким приходили активисты и ставили их перед выбором. Это уже часть нашей истории.

И вот – праздник охотника. Вокруг разруха, как объяснить охотнику и крестьянину, что поменялся строй? Кушать-то хочется. А прадеды наши без зарплаты и магазинов обходились. И вот активисты попытались напомнить о тех временах. Достали лузаны, восстановили костюмы. Если «Луд» был женским праздником, то «Праздник охотника» – сугубо мужским. Это такое здоровое состязание, целью которого было не развлечься, а показать свою удаль, ловкость, которая досталась тебе от твоих предков. Ведь это не байка, что охотник с одного выстрела белке в глаз бьет. Коми охотник стрелял редко – берег дорогие патроны. И если стрелял – выстрел должен был быть одним, но верным. По-прежнему не составит труда охотнику сплести петли. Охотник в лесу на равных с дичью, это тоже состязание: дичь перехитрит охотника, или он ее?

В этом году мы новым составом президиума очень тщательно готовились к «Празднику охотника», хотели провести его по-новому, заново переосмыслили наши задачи и решили связать праздник с экологией, с молодежью и детьми. Праздник в этом году должен был быть очень интересным. Но пандемия смешала все наши планы.

 
«Праздник охотника» – это такое здоровое состязание, его цель – показать свою удаль, ловкость, которая досталась тебе от твоих предков».

– А как вы с молодежью работаете?

– Молодежное движение у нас сильное. Это и Школа молодого лидера, и экологические рейды, и походы на Урал, и сплавы по рекам. Взрослые берут на себя такую ответственность. Без походов, без труда воспитать молодежь не получится. Школу молодого лидера мы традиционно проводим с Ассоциацией коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока (АКМНС). С помощью этой школы мы готовим себе смену, как когда-то готовил нас Николай Васильевич Рочев.

В наших ближайших планах – участие в декабре во Всероссийском молодежном форуме Росмолодежи и АКМНС. На этом форуме мы представим наше движение, нашу культуру и язык.

«Изьватас» – это не декларативное движение. О нас знают, с нами считаются. Но я подчеркну, что мы прежде всего – коми, единый народ. Движение не обособляется, а работает в тесном взаимодействии с «Коми войтыр», «Русью Печорской», «Коренными женщинами Республики Коми», всегда активно участвует в съездах коми народа.

– В столице республики изьватас были представлены прежде всего «Изьва-керкой» – большой избой в традиционном стиле на улице Советской. Шесть лет назад изба сгорела. Что-то будет на ее месте?

– Для воссоздания «Изьва-керки» выделен участок в другом месте Сыктывкара, по ул. Д. Каликовой. Он уже расчищен, сделан фундамент под административное здание будущего Ижемского подворья. Строительство подворья будет вестись пятью этапами. В этом году мы выиграли Президентский грант на создание «Чумового музея». Это будет разборная конструкция чума, с помощью которой мы будем представлять свою культуру и участвовать в разных мероприятиях.

– Вы не республиканское, а межрегиональное движение. В чем это выражается?

– В огромной активности наших сородичей в северных регионах. Пространство изьватас простирается далеко за пределы Коми. За два года, что я в движении, я столько для себя открыла – и все благодаря нашим далеким землякам. Перечислю только их лидеров. Это Валентина Шахова на Ямале, Ольга Коцюбанская в НАО, Ольга Яровая и Наталья Чупрова в Мурманской области, Фаина Давыдова в ХМАО. Это большие умницы и настоящие хранители и просветители. Я учусь у них. А еще ничего не сделаешь без хорошей команды, я счастлива, что она у нас есть.

Беседовала Полина РОМАНОВА
Фото из архива МОД «Изьватас»

Галина Габушева, заместитель председателя Правительства Республики Коми, министр национальной политики Республики Коми:

– Все эти годы движение «Изьватас» стояло в авангарде защиты интересов коми-ижемцев, их жизненного уклада, культуры, языка, сохранения традиционного природопользования, решения социально-экономических и экологических проблем территорий проживания изьватас. Движение сильно своими людьми, активными и мобильными, жизнерадостными и энергичными, не боящимися трудных задач и умеющими объединяться для их решения.

У руля «Изьватас» стояли Виталий Филиппович Канев, Нина Степановна Дегтярева, Федор Григорьевич Вокуев, Валентина Ивановна Ануфриева, Николай Васильевич Рочев. С 2018 года пост председателя занимает Ирина Геннадьевна Королева.

Под крылом движения находятся все регионы расселения коми-ижемцев в Ямало-Ненецком, Ненецком, Ханты-Мансийском автономных округах, Мурманской области.

Огромный опыт работы со всеми уровнями власти и взаимодействия с недропользователями говорят о крепких позициях межрегионального общественного движения коми-ижемцев «Изьватас», без которого сегодня нельзя представить динамичное развитие северных муниципалитетов и республики в целом.