Пояс-оберег

Мастерица Александра Никулина пришла к старинному ремеслу совершенно случайно

Издавна пояс был обязательным элементом наряда практически каждого народа. Пояс, завязанный вокруг тела – не просто украшение, а оберег, прочерчивающий вокруг владельца невидимый круг, через который не пробиться дурному глазу. Тысячелетия пояс оберегал своего владельца от нечистой силы, бед и напастей. Без пояса, как и без креста, ходить нельзя было – это считалось неприличным. Распоясать человека считалось обесчестить его. Узоры несли сакральное и информационное значение: поклонившись в пояс встречному, человек «считывал», откуда человек родом, о его предках, профессии, семье, детях и многом другом. Традицию плетения поясов сегодня продолжает мастер Александра Никулина из села Объячево Прилузского района.

 

Из учительниц в мастерицы

Вокруг Александры Никулиной такой пояс-оберег завязался нежданно-негаданно с выходом замуж и рождением первого ребенка. До этого девушка из Подмосковья и знать не знала о старинном текстильном ремесле. Правда, с детства любила вязать: в ее свитерах и жилетах щеголяла все семья.

Подростком Саша переехала на родину отца в Архангельскую область, а после школы приехала учиться в Сыктывкар. Вместе с мужем собиралась работать учителем начальных классов на его родине. Только оказалось, что в начале 2000-х устроиться на работу по специальности было не так-то просто. «Вакансий нет», – заявили в школьном отделе кадров. Как прожить молодой семье с младенцем на руках? Никулины были согласны на любую работу. И они ее нашли. Александру взяли в районный Центр изобразительного искусства и прикладного творчества при главе муниципалитета на испытательный срок: сумеет ли молодая учительница делать что-то руками, сможет ли научить этому детей? Оказалось, не только сумела, но и получила самую высокую оценку известной мастерицы Галины Смолевой, к которой каждый день ездила в Ношуль учиться ткать.

– Годится, – был вердикт Галины Николаевны, которая сразу без всякой подготовки дала ткать «испытуемой» полотенце с орнаментом и пояса. Саша оказалась старательной и аккуратной ученицей. Впервые столкнувшись с ткачеством в двадцать два года, плела узоры без ошибок. Так ее взяли на работу руководителем студии по ткачеству и народной кукле. А потом в центр пригласили и мужа. Олег, начав с должности плотника и освоив все премудрости плетения из бересты, теперь уже возглавляет Центр изобразительного искусства и прикладного творчества. Александра работает под его началом. Сегодня супруги Никулины – победители множества конкурсов рукотворного ремесла, хранители традиций и опытные педагоги.

Одну из побед – в конкурсе «Мастер золотые руки» – Александре Никулиной принесла коллекция финно-угорских поясов, которую она создала за полтора года, пока сидела в декрете со второй дочкой.

– Это было целое исследование. Я стала собирать информацию о поясах финно-угорских народов. Про какие-то ее было достаточно, про другие приходилось собирать по крупицам, – вспоминает Александра.

В результате родилась уникальная, единственная в России коллекция из двадцати поясов. Всего же на счету мастерицы – более сотни поясов длиной от полутора до трех метров. А еще десятки кукол из лыка, мочала и текстиля, валяных и бисерных изделий, отрезы льна с кубовой набойкой. Попробовать хочется все, и руки ко всему лежат, но любимым остается ткачество. В нем Александра достигла таких высот, что ее учитель и наставница Галина Смолева сама иной раз советуется с ней. Сама же Саша не прекращает учиться: по книгам, видеозаписям, музейным экспонатам.

 

На берде и сволоке

На почетном месте в гостиной Никулиных стоит высокий станок с туго натянутыми нитями – сволочок, от глагола «сволочь», с ударением, конечно, на втором слоге.

– Вот тут на сволоке зев, уточная нить, нить основы, нитяницы. С их помощью я могу открывать второй зев. Самое простое – полотняное переплетение. Чем больше узоров, тем сильнее усложняется плетение, – объясняет Александра, показывая детали станка. – В этом поясе центр по схеме я уже прошла, сейчас будут ромбики сужаться. Вот этот коми орнамент я взяла из книги коми мастерицы Галины Климовой, а в целом по символике ориентируюсь на книгу Галины Смолевой. Перерисовываю с музейных экспонатов. Иногда делаю и современные сочетания, добавляя что-то свое. В орнаментах на поясах могут быть и филин, и грабли, чум, вспаханное поле, женщина, рыба. Но эстетическая сторона для меня важнее языка символов.

Техник плетения поясов множество, и плести их можно где угодно: вечером при лучине, на отдыхе на сенокосе, в гостях. Раньше так и происходило. Девочки учились плести пояса сызмала. На крюке, на берде, на дощечках, на ниту на сволоке. Есть плетеные пояса «на вилку» или сплетенные по принципу рыболовной сети – такие хранятся в Прилузском музее. Назывались эти старинные техники от приспособлений, с помощью которых на свет появлялись длинные узорчатые ленты. А к чему привязывала мастерица нити – к стулу, забору или собственной талии, – значения не имело.

Александра плетет пояса в любое свободное время.

– На работе дел хватает и кроме плетения: преподавание, отчеты, бумаги. А мне особенно нравится сидеть подолгу, по нескольку часов, поэтому люблю плести дома. Это успокаивает, настраивает на правильные мысли, – говорит мастерица.

 

Этнографическая геометрия

Плетение поясов с орнаментом – чистой воды геометрия. Составить схему нетрудно, главное, знать алгоритм, основывающийся на нечетных числах. Раньше все схемы мастерицы держали в голове: где ж неграмотной бабушке в деревне взять бумагу и карандаш?

– Я видела пояса, сплетенные неповторяющимися узорами – вот это бабушка-художница плела, по вдохновению, как песню сочиняла, – говорит Александра Никулина.

Сейчас схемы она составляет сама, правда, все-таки переносит их на бумагу, иначе как передать мастерство юным ученицам? Плетет всегда «набело». Ошиблась лишь один раз. Обычно предотвращаешь ошибку сразу, а тут заметила, когда узор уже был далеко. Пришлось прилично расплетать.

– Но закрывать глаза на ошибку, делать вид, что «так и должно быть», нельзя: она вечно будет на изделии упреком. Столько труда потратишь – а радости нет, – признается мастерица.

Этнографическую красоту Александра Никулина с коллегами пытаются адаптировать под современную моду. В ее гардеробе пояса – обыденная вещь. Для модниц XXI века их делают в виде ремней с пряжками, ремешков для сумок.

– Носить их можно, но, конечно, массовым это не станет, – считает мастерица. – На ярмарках покупательницы иногда берут для себя, вот недавно женщина взяла себе и дочке.

Собственные дочки Никулиных – мастерицы уже во втором поколении. Продолжают дело родителей с увлечением. Старшая Лера ткет, увлекается набойкой, валяет из шерсти и плетет из бересты. То есть умеет больше, чем каждый из ее родителей. А значит, ремесло будет жить.

Полина РОМАНОВА

Фото Леонида ДАНЬЩИКОВА и из архива районного Центра изобразительного искусства и прикладного творчества при главе муниципального района «Прилузский»