«Яг-Морт». Пятая версия

«Яг-Морт» (Лесной человек) – первый коми балет на музыку Якова Перепелицы, либретто Геннадия Тренева. Премьера состоялась 18 августа 1961 года на сцене Республиканского музыкального театра.

Сюжет балета построен на фольклорном предании о злом лесном человеке. Яг-Морт похитил у охотника Оксы его молодую жену Маду, оставив на руках отца дочь-малютку Райду. Прошло шестнадцать лет, и Яг-Морт уносит в лес и Райду, которая собиралась стать женой молодого охотника Тугана.

Добиваясь любви Райды, Яг-Морт задаривает ее драгоценностями, пытается запугать лесными духами и чудищами, помогает ему ведьма Ёма. Но все усилия напрасны. Райда отвергает любовь лесного колдуна. Здесь же в лесном урочище томится поседевшая мать Райды, которая по ожерелью узнает дочь.

В логово Яг-Морта врываются охотники во главе с Туганом и убивают злодея. В эпилоге жители деревни приветствуют освободителей и Райду с матерью. Избавленный от лесного злодея народ радостно встречает восходящее солнце.

Балет «Яг-Морт» получил всесоюзное признание, в первой половине 60-х состоялись успешные гастроли труппы в Москве, Ленинграде, Архангельске, Кирове, Ижевске и других городах.Балет был отмечен дипломом на Всероссийском смотре спектаклей, посвященном XXII съезду КПСС, и показан по Центральному телевидению в 1962 году.

После этого в театре поставили еще три версии балета: в 1977, 1982 и 2006 годах.

В настоящее время в Коми республиканском театре оперы и балета идет работа над пятой версией «Яг-Морта», премьера которого состоится во время фестиваля «Сыктывкарса тулыс» весной 2021 года.

 

О новой постановке коми национального балета рассказывает балетмейстер Александр Рюнтю

Над пятой, во многом сенсационной, версией балета «Яг-Морт» сегодня в Коми республиканском театре оперы и балета работает московский балетмейстер-постановщик Александр Рюнтю. Он, дирижер Роман Денисов и автор редакции либретто Екатерина Ширяева посмотрели на балет другими глазами. Как это отразится в новой постановке, Александр Рюнтю рассказал «Региону».

– Автор новой редакции «Яг-Морта» Екатерина Ширяева, представляя ее театру, подчеркнула, что балетмейстер, который будет ставить балет, имеет финно-угорские корни. Это важно?

– Думаю, да. Мне кажется, что я несколько лучше понимаю Север, чем кто-то другой. Я вырос в Карелии, мои предки финны, а моя фамилия – Рюнтю – в переводе означает «странствующий». Мои предки открывали Север вплоть до Чукотки. К примеру, балетмейстеру из южных регионов в силу ментальности было бы гораздо сложнее поставить такой балет: это все равно что пытаться совместить теплое и квадратное.

– Какой Вам видится эта сказка, какая в ней расстановка сил?

– Надо сказать, что мы еще больше трансформировали «Яг-Морта» из балета-сказки в романтический балет. В романтическом балете центральная фигура или главный герой – чаще всего человек, несущий в себе конфликт – несовместимость мечты и реальности. А у нас несовместимость мечты и реальности заключена в образе Яг-Морта, который сам, по сути, нереален. Он – дух, волшебство, великая сила, порядок и хаос, и огромная часть, а может быть, даже и вся вселенная. А он – влюблен в человека, Райду, и в этом его трагедия. Понимаете? И конфликтология идеи балета здесь тоже не на поверхности. Почему Яг-Морт злой? Он же не родился таким, он не был таким при первой встрече с людьми. Да, есть конфликт: противостояние человека и природы. Но надо понять, в чем его суть, с какой стати Яг-Морт стал злодеем? Дело в том, что люди и Яг-Морт живут в разных логиках. Представьте, что к вам в дом пришли какие-то люди и начали бить посуду, раздавать подзатыльники детям, есть вашу еду… Для них это совершенно нормальное поведение, а у вас тут волосы дыбом встают. Вы будете защищать свой дом и родных. А для тех, кто вторгся в него, вы будете врагом и злодеем. Так и с Яг-Мортом: человек пришел в лес, начал рубить деревья, убивать зверей, жечь костры, и единственным, кто мог встать на защиту леса, был Яг-Морт.

Мы с Екатериной Ширяевой долго обсуждали это, воевали сами с собой.

Яг-Морт злой, страшный, мощный – как тут сделать его положительным? Это все равно что Гамлета отодвинуть на второй план, а главной сделать Офелию – очень сложно. И здесь то же самое. Как оставить Яг-Морта хтонической глыбой и при этом превратить в нуждающегося в защите? Ведь он жизнь, а каждую жизнь нужно защищать!

– Значит, люди здесь – отрицательные герои?

– Тоже нет. Тут грань тонкая. Нет плохих и хороших. Человек, попадая в агрессивную северную среду, должен выживать. Важно найти баланс: не брать больше, чем нужно, не убивать без нужды, не рубить лишнего. Для предков коми это были незыблемые законы жизни, древний кодекс охотника, который строго регламентировал отношения человека и леса. Но люди о нем забыли.

– Это исповедовали коми охотники раньше и поныне. Правда, теперь далеко не везде…

– Поэтому балет «Яг-Морт» – это посыл к современным людям. Мне хочется, чтобы дети пришли посмотреть его, поэтому важно сделать этот спектакль понятным «и бабушке, и внучке». Буквально «разжевать» концепцию, чтобы было понятно всем. Я ищу способ, чтобы решать конфликт в каждом номере балета, сейчас разбил его на частности и стараюсь понять, как развивается и меняется в этой линейке каждый персонаж.

– Ваша постановка «Яг-Морта» – пятая. Вы видели предыдущие версии балета?

– До сегодняшнего дня я видел только последнюю постановку Бориса Мягкова, и для своего времени она была хороша. Однако сегодня уже совсем другая жизнь, другая эстетика и возможности, и театр, как мне кажется, принял правильное и своевременное решение – осуществить новую редакцию балета. Буквально сегодня мне прислали ссылку на балет 1984 года – вечером буду смотреть эту версию.

– Как постановщик Вы работали и в оперном театре, и в мюзиклах, и в цирке. В этом балете будет акробатика?

– В этом балете акробатика не нужна. Тут достаточно много всего, чтобы обойтись без нее. Не будет и пантомимы, в отличие от предыдущих версий балета: я не люблю пантомиму, будет только хореография. Все будет в движении и танце. Кроме того, у коми богатейшая традиция народно-художественного творчества, и я сейчас решаю проблему, как и в каком объеме ввести ее в спектакль. Я долго изучал ее в библиотеках, посмотрел 12-часовое видео ижемского праздника «Луд». Очень хотел попасть на него сам, но не смог. А вот когда работал над одноактным балетом в Бурятии, мне повезло попасть на национальный праздник «Ёхор». И как только увидел весь этот народный хоровод – смог выстроить финал, который поначалу никак не приходил.

В 1961 году в Коми АССР родился балет «Яг-Морт» – и дожил до наших дней. Уважая великое произведение, я аккуратно адаптирую целый пласт народной культуры в новой версии «Яг-Морта». Ее было много и в первой редакции, но мне хочется чуть уплотнить – сделать по-настоящему национальный балет, поэтому народного в нем будет много: фольклор, народные игры, традиции, взаимоотношения, пластика, особенно положения рук и головы.

– Готовясь к постановке, Вы встречались в Москве с первой исполнительницей партии Райды Ольгой Коханчук. Помогла ли Вам эта встреча?

– Очень помогла, у меня же не было никакого материала. Ольга Васильевна передала нам альбом с фотографиями о первом балете, видеокассету, мы много говорили, она рассказала, что и как делал хореограф Григорий Ваховский, как они работали с композитором Яковом Перепелицей, а самое главное, она показала нам некоторые движения. Я нашел еще некоторые отрывки в Госкинофонде, и это тоже очень нам помогает.

– Хватает ли ресурсов балетной труппы, как артисты перестраиваются после четвертой версии балета, показ которой прошел совсем недавно?

– Мне кажется, ребятам интересно. Я всегда много рассказываю о постановке, о ее видении, стараюсь заинтересовать. Ничего не топчу, но объясняю. Иногда перестроиться действительно сложно, но если интересно, то все возможно. Да, мальчиков в труппе маловато, придется некоторые сцены резать. Хочется дать широту, которая есть в музыке, а состав труппы не позволяет, но я верю, что они сдюжат даже такие сложные вещи, как танец охотников и танец рыбаков. Пока мы репетируем.

– Кто еще работает над новой постановкой?

– У нас командная работа. Дирижер Роман Денисов, готовясь к пятой версии, работал с оригиналом партитуры Якова Перепелицы, восстановил балет буквально по крупицам – все то, что было потеряно, включая хоровые фрагменты. Та музыка, которая была написана в 1961 году, и то, что дошло до последней редакции, – совершенно разные вещи. Так что сцен будет больше, увеличится и хронометраж балета.

В последних редакциях не было па-де-де, мы встроим его в «Луд», где Яг-Морт видит Райду, и поможет нам в этом видеоконтент. Я предложил совмещенную проекцию с помощью двух экранов: один сзади, другой в виде сетки спереди. Если их совмещать, получается 3D-эффект без очков.

Екатерина Ширяева отвечает за либретто и идею, я – за сценическое воплощение, хореографию и драматургию. Анимировать наши декорации, придуманные художником Юрием Самодуровым, взялись компании X.O studio и технический директор Андрей Ерешко. Кроме всего прочего, мы решили интегрировать в наш видеоконтент фрагменты работ художника Юрия Лисовского. Предложили ему концепцию, он очень заинтересовался, и мы договорились о сотрудничестве. У каждого своя зона ответственности, но мы работаем вместе. И в этом залог доброго будущего.

Беседовала Полина РОМАНОВА
Фото Инны АЛЕКСАНДРОВОЙ и пресс-службы Театра оперы и балета

Роман Денисов, главный дирижер Коми республиканского театра оперы и балета

– В архиве Литературного музея Ивана Куратова хранится рукопись балета первой редакции 1961 года. Яков Перепелица сделал две редакции этого балета. Первая была показана в Москве. В 1976 году он сделал редакцию, на которой основывались все последующие постановки. Мы восстановили весь порядок номеров, который был изначально задуман автором. В каждой новой редакции балетмейстер в некотором смысле был соавтором композитора и по своему желанию мог менять порядок номеров. Какие-то интересные страницы со временем были утеряны. В начале 2000-х годов была утеряна даже партитура. Сейчас она восстановлена, нами сделана рабочая запись для того, чтобы балетмейстер мог работать над постановкой. Мы нашли хоровые фрагменты, которых не было ни в одной версии балета. Надеемся восстановить балет так, как задумывал автор.

Екатерина Ширяева, продюсер компании «Росконцерт», балетный критик, автор новой редакции либретто «Яг-Морта»:

– Начало 60-х годов, когда шла работа над национальным балетом на основе коми сказок, было эпохой покорения человеком природы, освоения земных богатств, подчинения себе стихии земли и неба. Человек не просто осваивал лес, но был его завоевателем и победителем. Прошло 60 лет, и все кардинально изменилось. Теперь лес нуждается в защите и бережном отношении.

Изменяется ракурс основного конфликта балета – человек и лес, смещаются полюса положительного и отрицательного начал. В либретто смещены акценты характеров ключевых персонажей, особенно изменился образ Яг-Морта. В новой редакции Яг-Морт – это не злобное лесное чудище, которого боятся и ненавидят люди. Он – это сам лес, это вся парма, которая дает человеку жизнь. Образ Яг-Морта становится многогранным, сложным, притягательным, он не перестает быть грозным и местами опасным, но также показывает и свою беззащитность, свою уязвимую красоту. Он  существо другого мира,  и его любовь к Райде – трагедия. Райда не очередная жертва Яг-Морта, она его единственная возлюбленная.
Регион развивается, стремится, в том числе, стать привлекательным с туристической точки зрения, и балет должен быть своего рода визитной карточкой Коми земли, показать все ее природное и культурное богатство.