Павел Франц: «Будем играть для болельщиков»

Воспитанник сыктывкарской школы хоккея с мячом, шестикратный чемпион мира и один из лучших защитников в истории этого вида спорта Павел Франц дал эксклюзивное интервью журналу «Регион»

С 1985 по 1993 год Павел Франц играл за сыктывкарский клуб «Строитель». Затем почти десять лет провел в Швеции, где выступал за клубы «Несшё» и «Венерсборг». После вернулся на родину, в нулевые годы играл за архангельский «Водник», московское «Динамо» и «Динамо-Казань», завершив карьеру игрока в 42 года. С декабря прошлого года – главный тренер команды «Строитель». Под его руководством в год своего 70-летия сыктывкарская команда выиграла финальный турнир в высшей лиге и вернулась в элитный дивизион российского хоккея с мячом.

– Павел Яковлевич, с какими чувствами после долгих лет отсутствия Вы впервые посетили сыктывкарский стадион?

– Вспомнилось детство, когда мальчишкой еще на запасном поле играл. Не было даже освещения, а мы втроем-вчетвером останемся вечером и катаем мяч по колено в снегу. По воскресеньям было такое, что заходишь на запасное поле, а там даже и кататься-то негде от количества ребят, на центральное поле-то мало кого пускали, потому что там играл и тренировался «Строитель». Все это отложило отпечаток на мою дальнейшую карьеру.

– Когда Вы были еще в детско-юношеской команде «Строителя», кто из игроков клуба был Вашим кумиром?

– Нападающий Владимир Марков. Тогда это был хоккеист номер один в республике. Все мальчишки моего возраста, когда приходили в ДЮСШ, конечно, хотели забивать голы, и я ведь тоже до 14-15 лет играл в нападении. Это уже потом Владимир Владимирович Янко разглядел во мне талант защитника.

«Строитель» в сезоне 1985/86. В центре – главный тренер Владимир Янко. Второй слева в среднем ряду – Павел Франц. В том составе играли его кумиры: Владимир Марков, Алексей Другов, Эдуард Бай, Игорь Глубоков, Сергей Морозов…

– Вы помните свой дебютный матч за «Строитель»?

– Это было в 1984 году. Я был в составе юниорской команды, которой руководил Александр Прокопьевич Плосков. Мы играли на зональных соревнованиях в Омске. А основная команда в эти же дни играла с кировской «Родиной», и ей потребовалось усиление. Тогда по просьбе Владимира Янко мы вместе с Александром Мальцевым отправились в Киров. Я тогда, как сейчас помню, играл на позиции правого бортовика, матч закончился со счетом 6:6. Если честно, мало помню из того, что происходило в той игре, помню, стадион был полный, куча болельщиков, все кричат. Мне было 16 лет, и в этом возрасте выйти и играть на таком уровне тяжело, для меня это был большой стресс.

– Если мы попросим Вас назвать трех или, скажем, пять лучших игроков «Строителя» за всю его историю, кого назовете?

– Рафик Мухаметзянов, Эдуард Бай, Игорь Глубоков, Алексей Другов и Сергей Морозов.

– Вы сыграли огромное количество матчей за сборную России и различные клубы. Можете назвать самый памятный?

– 2006 год, финал чемпионата мира, который проходил в Стокгольме. Это главный матч за всю мою карьеру. Была тяжелая игра с хозяевами турнира, последние 15-20 минут мы практически играли всемером. Конечно, в этом была и наша «заслуга» – удаляли по делу. Но мы выстояли, атака за атакой шведы наседали, но мы выдержали, сохранили победный счет 3:2. Награждение проходило во дворце, где вручают Нобелевские премии. Мы были счастливы, что завоевали золото чемпионата мира у шведов дома.

– Ваш бывший одноклубник и партнер по сборной Сергей Обухов как-то сказал в одном из интервью: «Для нас поиграть в Швеции – все равно что для игрока в хоккей с шайбой попробовать свои силы в НХЛ». Вы тоже так считаете? 

– Считаю, что это правильно, ведь, когда ты едешь играть в другую страну, то тебе нужно проявлять не только свои лучшие хоккейные качества, а еще и суметь адаптироваться к другому укладу жизни, к другому быту, подстроиться под чужой менталитет. Говорят, что там любительский хоккей, но я так не считаю, там все на профессиональном уровне. Отличие от российского в том, что весь шведский хоккей построен на строжайшей дисциплине, шаг влево или вправо там не сделаешь, там определенные схемы, хоккеистов как бы ставят «на рельсы», а наш хоккей отличается тем, что мы больше импровизируем. Да, у нас есть основа игры, схемы, но мы все равно больше импровизируем. Допустим, почему сейчас шведский хоккей начинает с нашим сравниваться? Да только потому, что у них игроки появляются такие же, уходят с тех рамок, в которые их ставят тренеры.

В шведском Венерсборге, играя за местный клуб, Павел Франц прожил восемь лет.

– Как получилось, что Вы оказались в Швеции? 

– После победы на чемпионате мира среди юниоров в Сандвикене в 1990 году целую плеяду молодых игроков, в том числе и меня, Владимир Владимирович Янко, бывший тогда главным тренером сборной СССР, вызвал в основной состав взрослой команды. Вы представляете, что это такое? Там с тобой играют такие великие мастера как Виктор Шакалин, Сергей Ломанов, Виталий Ануфриенко, Валерий Грачев, а ты – молодой парнишка, которому доверяют место в основном составе… Я считаю, что был тогда еще молод, 23 года. Мы тогда, в 1991 году, выиграли чемпионат мира в Финляндии, и там меня заметили скауты и менеджеры шведских клубов. Со мной связался Алексей Дьяков, он сейчас тренер московского «Динамо», а тогда играл за «Несшё», и сказал, что ко мне есть интерес со стороны двух клубов: «Тронуса» и «Несшё». Я в то время и не думал о Швеции, но стало интересно попробовать там свои силы. Тогда в 1991 году мы вместе с Игорем Гапановичем уехали. Но в свой первый приезд я не устроил по игре «Несшё» и вернулся в Россию. И лишь с сезона 1993/94 смог там, в Швеции, себя зарекомендовать и закрепиться.

– Язык быстро освоили? Тяжело вообще было адаптироваться?

– Первое время было очень тяжело. Тосковал по друзьям, по родственникам, да и по самому городу. Немножко все оказалось другое, хотя все условия были для игры в хоккей, но не хватало простого общения. Там ведь поначалу тебе что-то говорят на шведском, а ты в ответ просто улыбаешься, но сказать ничего не можешь, не знаешь даже, что тебе говорят. Язык освоил за три-четыре года.

Самые памятные матчи в карьере Павла Франца – против сборной Швеции.

– Насколько отличается от нашей тамошняя инфраструктура бенди?

– Да все то же самое, но отличие в том, что у них больше возможностей тренироваться на льду, у них если ДЮСШ тренируется, то там две команды на поле, а тут восемь, то есть у нас дети тренируются в условиях ограниченного пространства. Не знаю, может, это связано с тем, что тут набор такой высокий, а там меньше. Если брать страну в общем, то там уже двадцать больших крытых арен с искусственным льдом, а у нас всего две-три. Вот в этом их преимущество, там дети приходят и с удовольствием занимаются, потому что они под крышей, им комфортно: дождь не капает, снег не идет. Соответственно, качество тренировок лучше, если сравнивать с нами. Ну что могут восемь команд сделать на футбольном поле величиной сто на пятьдесят метров? Дети банально друг на друга натыкаются в процессе тренировки.

– А если сравнить клубный уровень России и Швеции?

– В Швеции уже сейчас катаются на больших полях, а если взять нашу команду, то когда мы на лед встанем? Я думаю, что только тогда, когда начнется чемпионат России – 4 ноября. Сейчас мы тренируемся на маленькой коробке для хоккея с шайбой, а это же совсем разные вещи: большой лед или ограниченное пространство, где тебе не сделать навесные передачи, где невозможно отрабатывать стандартные положения или те же самые угловые. Шведы выходят на большой лед с первого августа и готовятся до начала чемпионата. Все упирается в катки, будут катки, будет и развитие, и ажиотаж и большой интерес среди молодежи.

– Вы сказали, что хоккей в Швеции можно условно назвать любительским, но я читал, что там хоккеисты где-то работают восемь часов и потом идут играть. Или это мифы?

– Это правда, но там же они не на стройке работают или на лесоповале. Речь идет об офисной работе, и когда человек играет в хоккей вечером, то это как раз физическая нагрузка для него. Да, многие говорят, что там хоккей «любительский», но я там играл и знаю, как люди к делу относятся и как там все профессионально поставлено.

– Вам действительно предлагали возглавить женскую сборную Швеции? Что это за история?

– Я был в тренерском штабе женской национальной сборной Швеции и работал даже на одном учебно-тренировочном сборе в 2016 году, это было как раз перед моим отъездом в Сыктывкар. Мы тестировали женскую сборную, мне очень понравилось, у нас были большие планы, потому что там их начали готовить к чемпионату мира-2018, который пройдет в Китае. Но после тех сборов поступило предложение от Федерации хоккея с мячом России войти в тренерский штаб национальной сборной и, конечно, тут я отказать не мог, потому что это моя Родина, и если уж честно говорить, то я хотел бы больше пользы принести России.

– Расскажите о своей семье. Она сейчас в Швеции?

– Да, в Швеции мы обосновались в Венерсборге. Жену зовут Елена, она из Сыктывкара и с 1993 года со мной в Швеции, родила мне сына Павла и дочь Полину. Сын учится в институте на дата-инженера (компьютерный инженер), а Полина поступила в университет на архитектора.

– Русский язык дети знают?

– Сын отлично говорит на русском, шведском, португальском и испанском, а дочь понимает русский, но говорит плохо.

– В Сыктывкар они приезжали?

– В марте приезжали Елена с Полиной. Город им очень понравился, давно тут не были. Собираются также и на Новый год приехать.


Карьеру игрока Павел Франц завершил в «Динамо-Казань», когда ему было 42 года.

– На разных этапах вашей спортивной карьеры Вы играли под руководством Владимира Янко, – безусловно, одного из выдающихся тренеров в мировом бенди. Опыт работы с ним помогает Вам в вашем нынешнем качестве?

– На его опыте я в принципе и строю всю работу в клубе. Одно из его сильных качеств – подход к людям, он очень сильный тренер и психолог. На данный момент он лучший тренер в мире вообще. Он знал, как подходить к людям, знал, когда надо похвалить, а когда пожурить, когда надо сказать человеку правду, а когда, может быть, и не всю правду. Он всегда говорил, что если ты умеешь найти подход к человеку, и если еще знаешь немножко хоккей с мячом, то из тебя получится неплохой специалист. Самое главное тут – психология. В этом отношении равных нет Владимиру Владимировичу.

– В июле не стало великого спортсмена – Валерия Павловича Маслова. Вам посчастливилось играть под его руководством, когда в 1993 году «Строитель» завоевал серебряные медали первого чемпионата России. Каким Вы запомнили Валерия Павловича? Каким он был тренером?

– Прежде всего, это был человек чистой души. Добрый, открытый человек, который был больше даже другом, чем просто тренером. Как игрок я мог к нему всегда подойти и обратиться за советом, он говорил: «Павел, вот так будет правильно, а так, наверное, не совсем». Он всегда говорил, что, выходя на лед, нужно доказывать, что ты личность, что ты настоящий игрок, и доказывать это прежде всего своей игрой, выкладываясь на все сто процентов.

– Как Вы оцените силу нынешнего состава «Строителя» и шансы команды в предстоящем сезоне в суперлиге? Какой стиль игры будет исповедовать ваша команда?

– Силы «Строителя» пока рано оценивать. Состав на семьдесят-восемьдесят процентов изменился, нам нужна притирка друг к другу, нужно увидеть, как хоккеисты будут взаимодействовать на большом поле. Говорить о чем-то можно будет только после Кубка России, который стартует 21 сентября, где мы проведем семь-восемь игр. После этого можно будет дать оценку, готовы ли мы будем биться за место в середине турнирной таблицы, немножко выше или наше место внизу. Однозначно сейчас могу сказать только одно: наша игра будет очень быстрой и динамичной, такой, какая нравится болельщикам.

– Реально ли вернуть в состав команды воспитанников «Строителя» – четырехкратного чемпиона мира Игоря Ларионова (играет в ульяновской «Волге») и Максима Пахомова (ныне в нижегородском «Старте»)?

– Это хорошие игроки, которые бы, безусловно, помогли сейчас «Строителю». Мы бы хотели их вернуть, но пока не можем обеспечить им те условия, на которых они бы перешли.

– Не так давно клуб объявил о старте социального проекта, который называется «70 добрых дел хоккейного клуба «Строитель». Все 70 дел мы, конечно, перечислить не сможем, какие из них отметите прежде всего?

– Благоустройство детских садов и сотрудничество с детским домом имени народного учителя Александра Католикова. Это для нас особенно важно, это то, что мы делаем для детей, для нашего будущего. Ребята в команде к участию в этой акции отнеслись очень положительно, и мы всегда готовы к новым добрым делам.

– Вы говорили, что тренировались все свободное время: до школы с шести утра и после школы до девяти вечера. Сейчас молодежь изменилась?

– Думаю, поменялось общество в целом. Раньше у нас не было ни компьютеров, ни мобильных телефонов. Теперь это все доступно. Нынешняя молодежь – это немножко компьютер, немножко «дома посидеть». Я это вижу и по тем ребятам, которых сейчас тренирую. Тогда были дворы, клюшки, лыжи, летом велосипед, футбол. В то время молодые ребята в шестнадцать-семнадцать лет были гораздо крепче, более готовы к игре в команде мастеров.

– Еще в одном из интервью Вы вспоминали, что были времена, когда на играх «Строителя» людей с мачт освещения снимали с пожарными машинами. Вернуть те времена реально?

– Реально. Это показали прошедшие здесь чемпионат мира среди юниоров и матч за суперкубок. Болельщики соскучились по хорошему хоккею, по хорошим командам. Наш выход в суперлигу подтолкнет болельщиков на трибуны. Люди соскучились по таким командам, как красноярский «Енисей», московское «Динамо», «СКА-Хабаровск», иркутский «Байкал-Энергия»… Будут хорошие соперники, будем хорошо играть мы, и болельщики на трибунах будут.

– Павел Франц вне хоккея – каков он?

– Люблю теннис, рыбалку, отдых на природе. Здесь уже с друзьями ездили на рыбалку с ночевкой, но ни одной рыбки не поймал. Вот скоро собираюсь на грузди поехать, люблю собирать грибы.

– А куда обычно ездите за грибами и на рыбалку?

– Обычно такие вещи рыбаки и грибники не раскрывают.

– Кто больше всего импонирует из современных теннисистов?

– Из нынешних Рафаэль Надаль, его игра мне нравится. У него был спад в определенный период, но у спортсменов такое всегда бывает, невозможно на пике формы всегда находиться.

Вообще, я люблю все виды спорта, где так или иначе задействован мяч. В прошлом сезоне часто посещал матчи сыктывкарских баскетболисток из команды «Ника». Мне нравится, как человек мыслит, когда он с мячом, какие он решения принимает. Ты смотришь и запоминаешь какие-то нестандартные решения и даже можешь перенести что-то на хоккей с мячом, хотя это совсем разные виды спорта. Хожу также и на игры сыктывкарской мини-футбольной команды «Новая генерация» с удовольствием.

Ярослав СЕВРУК

Вы также можете просмотреть полную версию публикации в формате PDF

(С) «Регион» 09/2017