Грачи улетели…


Фото Татьяны СПИЦЫНОЙ

Как климат и человек влияют на популяцию пернатых?

Республика Коми характерна разнообразием своих территорий: от тайги до тундры. Это очень интересно в плане видовой динамики, численности и разнообразия птиц. Интересен и наш Урал, граница Европы и Азии – тем, как происходит проникновение с востока сибирских видов, а с запада – европейских. Каких-то из птиц много, какие-то встречаются редко, какие-то – в единичных случаях. Что на это влияет: климат, хозяйственная деятельность, урбанизация? В этом нам помог разобраться кандидат биологических наук, орнитолог Сергей Кочанов.

Республику свою по птицам узнаю

Орнитолог – это призвание, считает Сергей Кочанов. «Накрыло» его еще в детстве. С 9 класса занимался в Малой академии, потом поступил в университет, закончил аспирантуру в Москве. И вернулся сюда на работу.

– Сначала я хотел стать охотоведом, но потом выяснилось, что я очень хорошо различаю голоса птиц, узнаю их всех, а для орнитолога это первое умение, – рассказывает ученый. – Я захожу в лес – и не вижу, а только слышу их – это самое главное. Их тогда можно учитывать с закрытыми глазами. От 400 до 600 особей может быть на квадратный километр, где уж их всех увидишь?

Никакого времени не хватит. С опытом начинаешь определять и расстояние: в 250 метрах она или в десяти. Маленьких синичек, которые тоненько пищат, только вблизи, например, можно расслышать.

Курский (восточный) соловей, кавказский черный гриф… В Коми негласным пернатым символом мог стать отнюдь не сокол, о котором поется в гимне республики, а пожалуй, рябчик.

– У нас традиционно водится много птиц, которые имеют важное хозяйственное значение: тетерев, куропатка, рябчик, глухарь. По добыче наш край всегда был среди первых, даже к царскому столу птица шла от нас. Очень много добывалось у нас рябчиков, их заготавливали и артелями, и поодиночке, – говорит Сергей Кочанов, сам потомок охотников.

«У нас традиционно водится много птиц, которые имеют важное хозяйственное значение: глухарь, тетерев, рябчик, куропатка. По добыче наш край всегда был среди первых, даже к царскому столу птица шла от нас. Очень много добывалось у нас рябчиков, их заготавливали и артелями, и поодиночке».

Когда ударит заморозок

Вот только с рябчиками в последние годы в Коми проблема. Охотники не дадут соврать: били птицу десятками и сотнями, а теперь по одному домой таскают. Почему? Климат виноват.

– Среди позвоночных животных группа птиц самая многочисленная, самая яркая. Они являются прекрасными модельными объектами, чтобы проследить, какие процессы происходят в природе, как изменяется ландшафт, климат, территория, – объясняет орнитолог.

Изменение климата прежде всего влияет на размножение птиц. Пресловутое «глобальное потепление» принесло тревожную тенденцию: много лет подряд в начале лета после дружной ранней весны в июне ударяют заморозки. Это как раз время, когда вылупляются птенцы у тетеревиных. Их пух намокает, и они массово погибают, оказавшись в ледяной мороси.

– Раньше рябчиков было не сосчитать. Но заморозки подкосили запас этих видов. Глухарей было как ворон раньше, теперь запас иссякает. Если охотники жалуются, что птицы мало, значит, был заморозок. Кормовая база тоже влияет. Мороз в начале лета сбивает цветы брусники и черники, есть нечего – птица гибнет, – говорит ученый и вспоминает: – Раньше дед у меня ставил триста силков между своими избушками, и другие охотники так же. За три дня приносил 40 рябчиков. И всем хватало.

Кстати, охотники, по словам Сергея Кочанова, уроженца села Нижний Воч Усть-Куломского района, обижены, что старинные орудия лова признаны браконьерскими. Когда-то и его отец, и дед охотились на дичь с помощью петель да силков. И хотя урон от изменения климата и ландшафта гораздо выше, чем от традиционных орудий лова, правила приходится признавать. Вот и капканы нельзя на волков ставить, а это было бы эффективно – глядишь, и не претендовали бы хищники на территорию человека, как происходит в последнее время.

Наблюдениям за птицами у нас в Коми почти 150 лет. Их основоположники – англичане Сибом и Браун. В 1875 году британские орнитологи шли на кораблях до Архангельска, от Архангельска на лошадях до Усть-Цильмы, а весной начали спускаться вниз по р. Печора. Исследуя птиц, они нашли здесь многие виды, больше характерные для Сибири, и назвали наш регион «Сибирью в Европе». В 1929 и 30-м годах орнитологическую эстафету англичан в Коми подхватили орнитологи Андреев и Дмоховский. Они и стали основоположниками орнитологии края. С их легкой руки до 1930 года было описано 200 видов птиц.

Сегодня дело натуралистов в Коми продолжают шесть орнитологов: пятеро в Сыктывкаре и один профессиональный орнитолог, приехавший к нам из Сибири, в Печоро-Илычском заповеднике. А птиц к 2020 году описано уже 275 видов. Методики за 150 лет изменились, но по-прежнему данные сопоставляются по балльным оценкам, по-прежнему орнитологи знают весь пернатый народ по голосам, вот только сохранять их помогают современные диктофоны, а обрабатывать – компьютеры.

 

Лес рубят – птицы летят

Среди основных факторов, которые влияют на птиц, орнитолог первым называет лесопользование.

– Леса у нас очень меняются, и лесопользование по сути стихийное, посадок такой мизерный процент, что лес возобновляется через несколько стадий: сначала поднимается лиственный молодняк, и в нем заводятся птицы, предпочитающие такую среду обитания. Затем в его подлеске вырастают хвойные – прилетают новые жильцы.

Несмотря на то, что с лесопользованием у нас не все благополучно, в отличие от Швеции и Финляндии, нашему биоразнообразию, по словам ученого, скандинавы могут позавидовать.

– Они заготавливают древесину, разравнивают, распахивают почву и снова засаживают, и через 35 лет у них вырастает лес. Но с биоразнообразием у них хуже, чем у нас. Выпадают целые группы видов насекомых, которые обитают только на пожарищах и разлагающихся в пологе леса старых деревьев, а с ними и птицы, которые гнездятся в дуплах старых деревьев, в различных пнях и так далее. У них леса очень чистые, нет захламленности, и насекомые, живущие на старой древесине, выпадают. То есть отрицательный для лесопользования фактор одновременно является положительным для многих групп животных, в том числе и птиц.

Что наносит самый большой вред птицам? Потепление или изменение ландшафтного облика? Застройка городов или упадок сельского хозяйства? Так называемый «сочетанный фактор», считает Сергей Кочанов. Одних птиц становится меньше, зато появляются новые виды.

– У нас, например, северо-таежные леса приобретают облик средне-таежных, средне-таежные – южных, происходит отравянивание, и это все приводит к образованию ниш для новых видов.

Казалось бы, жить да радоваться, что новых птиц у нас становится больше. Но есть у ученых такое понятие – «запас». Запас видов более южного типа у нас растет, а традиционных, которые характерны для спелых лесных формаций региона, а это клесты, синицы – снижается. «Мы пока их не потеряли, но запас тает на глазах», – беспокоится исследователь. В «Красной книге Республики Коми» сегодня названы более сорока птиц, находящихся под угрозой.

– С 1990-х годов мы потеряли несколько видов. Они не вымерли, но переместились из-за хозяйственной деятельности. Раньше повсеместно в южных и центральных районах вплоть до Удоры водилась серая куропатка. Но как перестали сеять хлеб – она ушла. Или горлица, родственница голубя. При расцвете сельскохозяйственной деятельности в 80-90-е годы прошлого века, когда вплоть до Инты и Воркуты сеяли горохово-овсяную смесь, горлица водилась у нас. То же и с вяхирем, лесным голубем. Теперь ни горох, ни овес не сеют, ареал голубей и их численность сократились, – рассказывает ученый.

То же произошло и с грачом. Сельскохозяйственная птица исчезает из нашего региона, хотя еще пару десятилетий назад Саврасов мог бы написать свои «Грачи прилетели» на любом сыктывкарском перекрестке. Сейчас лишь несколько грачиных семей гнездятся на городском и Выльгортском кладбищах.

Не кормите голубей!

Зато не переводится отряд «крылатых крыс», как называют городского сизого голубя. Сергей Кочанов категорически не рекомендует подкармливать паразитирующую в городских условиях птицу. Хотя численность голубей ниже, чем в 80-90-е годы прошлого века, когда они массово обитали на чердаках, но все равно их поголовье больше, чем нужно.

– Это голубь-мусорщик. Основной источник его жизнедеятельности – подкармливание. И дети, и бабушки – все подкармливают. Между тем это переносчик различных заболеваний, блох, клещей, – предупреждает ученый. – Комары кусают сначала голубей, потом людей, комар может перенести орнитоз, а он очень тяжело диагностируется. Думают, пневмония, а это орнитоз, болеть которым можно долго и очень тяжело. Я категорически не одобряю кормление. При каждом удобном случае я напоминаю, что подкармливать их нельзя, а тем более трогать.

Благодаря человеку, в городах распространился и черный стриж. «Урбанистическое влияние», – говорит орнитолог, который в начале своей научной карьеры не наблюдал черного стрижа севернее Кирова и Котласа.

«Я очень хорошо различаю голоса птиц, узнаю их всех, а для орнитолога это первое умение, – рассказывает ученый. – Я захожу в лес – и не вижу, а только слышу их – это самое главное. Их тогда можно учитывать с закрытыми глазами».

 

«Дрозд-рябинник, дубонос не улетают на зиму уже несколько лет. Та регулярная подкормка, которую обеспечивает человек, позволяет им зимовать на Севере».

Наблюдениям за птицами у нас в Коми почти 150 лет. Их основоположники – англичане Сибом и Браун. В 1875 году британские орнитологи шли на кораблях до Архангельска, от Архангельска на лошадях до Усть-Цильмы, а весной начали спускаться вниз по р. Печора. Исследуя птиц, они нашли здесь многие виды, больше характерные для Сибири, и назвали наш регион «Сибирью в Европе». В 1929 и 30-м годах орнитологическую эстафету англичан в Коми подхватили орнитологи Андреев и Дмоховский. Они и стали основоположниками орнитологии края. С их легкой руки до 1930 года было описано 200 видов птиц.
Сегодня дело натуралистов в Коми продолжают шесть орнитологов: пятеро в Сыктывкаре и один профессиональный орнитолог, приехавший к нам из Сибири, в Печоро-Илычском заповеднике. А птиц к 2020 году описано уже 275 видов. Методики за 150 лет изменились, но по-прежнему данные сопоставляются по балльным оценкам, по-прежнему орнитологи знают весь пернатый народ по голосам, вот только сохранять их помогают современные диктофоны, а обрабатывать – компьютеры.

Розовый фламинго

Губят птиц не морозы, а голод. Об этом, кстати, дети знают лучше взрослых. В последние годы кормушки делают на уроках труда, мастерят с родителями, развешивают у школ и детских садов. Правда, наполнять часто забывают или кормят не тем, что можно птицам. Хлебом и жареными семечками подкармливать пернатых не стоит, а вот крупы, измельченная яичная скорлупа, сухофрукты и ягоды подойдут. Сытой птице никакие холода не страшны. Может, поэтому некоторые перелетные птицы оспаривают этот статус, оставаясь зимовать в Сыктывкаре.

– Дрозд-рябинник, дубонос не улетают на зиму уже несколько лет, – подтверждает Сергей Кочанов. – Та регулярная подкормка, которую обеспечивает человек, позволяет им зимовать на Севере. Остаются даже зяблики, зеленушки – не массово, а отдельные особи.

Дополнительные тепловые источники – например, стоки лесопромышленного комбината – позволяют оставаться на зиму и кряквам. Раньше наиболее отважные зимовали на незамерзающих участках Выми, теперь же посмотреть на водоплавающих можно в Эжве и под Сыктывкаром. Орнитолог утверждает, что как минимум двадцать крякв он видел в Сыктывкаре этой зимой.

При этом смертность среди пернатого народа высока, как и во всем животном мире. Гибнут они и во время перелетов, и на зимовке.

– Осенью видишь группу в 10-20 дроздов, к весне из них выживает один-два. Но и во время перелета птицы гибнут, это естественные процессы. Рождаются десять птенцов, выживает один. То же у мышей, и у многих других животных. Природа все регулирует сама, – объясняет ученый.

А бывает, что летит птица в одно место, но попадает в другое. Обычно виной тому ветер. Минувшей осенью, например, ураганным ветром несколько особей лебедей-шипунов занесло… в Ухту. Тогда птицы, которые не боялись человека, стали настоящими звездами соцсетей. Но если лебедь в Коми нередкий гость, то фламинго – настоящая экзотика. Несколько лет назад «навигатор» подвел южанина, который залетел в Усть-Куломский район. На верхней Печоре в позапрошлом году случайно оказался черный гриф. Хотя еще в 70-е годы охотники «отметили» этот вид под Воркутой, и сейчас чучело птицы хранится в тамошнем музее. На берегу Северного ледовитого океана видели беднягу-удода, сбившегося с пути. Но самая экзотическая встреча произошла у Сергея Кочанова в позапрошлом году. В центре Сыктывкара он увидел… попугая. «Блудный попугай», скорее всего, сбежавший из квартиры, к сожалению, в нашем климате без навыков выживания обречен.

Что же ждет птиц в Республике Коми? Сценариев, по мнению ученого, много. Среди них пессимистический и оптимистический.

– Мы будем грамотно вести лесное хозяйство, у нас будет экологически чистое производство, мы не будем жечь макулатуру. Сохраним леса – сохраним птиц, – озвучивает он оптимистический.

Но все реальней второй вариант развития событий:

– Потепление климата, парниковые газы, таяние тундры – все это нарастает как снежный ком. Построят еще один ЛПК – это будет катастрофа, дорубят последнее, и мы потеряем таежные виды птиц. И останемся мы с «крылатыми крысами».

Весной этого года Минприроды России обновило Красную книгу РФ. В уникальный краснокнижный перечень впервые вошли четыре вида птиц, обитающих в Республике Коми. Это Красношейная поганка (Podiceps auritus), Серый гусь (Anser anser), Большой подорлик (Aquila clanga), Кобчик (Falco vespertinus). Все они до внесения в Красную книгу РФ охранялись и охраняются Красной книгой Республики Коми.

Полина РОМАНОВА
Фото автора и Глеба Накула