Июль: Владимир Панюков. Под псевдонимом «Коми»

125 лет назад, 12 (по новому стилю 24) июля 1895 года, родился Владимир Николаевич Панюков – выходец их села Нёбдино Корткеросского района Коми, военачальник, разведчик, комбриг, расстрелянный в 1937 году. В его биографии остается множество пробелов, заполнить которые сегодня уже крайне сложно…

Владимир Панюков был старшим сыном в большой крестьянской коми семье Николая Ивановича и Матрены Дмитриевны Панюковых, где было 10 детей. Сохранилась фотография всей семьи, сделанная в Нёбдино летом 1914 года. Судя по ней, Панюковы не бедствовали. Глава семьи был грамотным, по одним сведениям — служил писарем при сельской церкви, по другим – ходил на заработки на уральские заводы. Дети Панюковых получили хорошее по тем временам образование. В начале 1930-х годов семью раскулачили, отобрали дом и хозяйство, и Владимир Панюков, к тому времени занимавший высокое положение в Красной армии, устроил родителей, младших братьев и сестер в Ленинграде.

А тогда, до революции, Владимир окончил сначала Нёбдинское земское училище, потом Усть-Сысольскую гимназию и поступил в весьма престижный Варшавский политехнический институт императора Николая II. Но тут началась Первая мировая война, и студента Панюкова призвали в армию. А вскоре и сам институт перевели от границы подальше – в Нижний Новгород.

Владимира Панюкова, как человека грамотного, определили в 3-ю Петергофскую школу прапорщиков. Потом был Юго-Западный фронт. В составе 305-го Лаишевского пехотного полка Панюков воевал командиром взвода, роты, батальона, полковым адьютантом. Был ранен, стал офицером, дослужился до штабс-капитана. Судя по всему, его уважали простые солдаты: когда в 1917 году в русской армии началось революционное брожение, Панюкова выбрали членом полкового комитета.

В ноябре 1917 года Владимир Панюков демобилизовался и вернулся на родину. В Усть-Сысольске он непродолжительное время работал начальником уездной милиции, вступил в партию большевиков. В августе 1918 года был мобилизован в Красную армию. Воевал на Украине, в Туркестане, командовал батальоном, полком, бригадой. В 1921 году стал начальником 21-й дивизии войск внутренней службы (ВНУС), начальником штаба сводных отрядов Сибири. Там, в Западной Сибири, Панюков заслужил орден Красного Знамени. Правда, надо уточнить, что поводом к награждению стало геройство не в бою с регулярными войсками белых, а при подавлении «кулацко-эсеровского» (иными словами – крестьянского) восстания. Не исключено, что классовую ненависть в душе Панюкова питало то обстоятельство, что его брата Александра в ноябре 1918 года белые казнили в Помоздино, утопив в проруби.

После Гражданской войны Владимир Панюков служил на командных должностях в различных частях РККА и ЧОН, учился на курсах высшего начальствующего состава при Военной академии и разведывательных курсах РККА. Помимо повышения военной квалификации, успел закончить курсы востоковедения в Ташкенте, где изучал китайский и монгольский языки. Вероятно, это обстоятельство повлияло на его очередное назначение: в октябре 1924 года Панюков был направлен в Китай. Оперативным псевдонимом себе он выбрал «Коми».

К тому времени в Китае уже несколько лет шла гражданская война, в результате которой советское руководство надеялось привести к власти прокоммунистические силы. Панюков некоторое время преподавал китайским товарищам военную науку в академии Вампу, созданной знаменитым революционером, основателем партии Гоминьдан и «отцом нации» Сунь Ятсеном. А возглавлял академию не менее знаменитый Чан Кайши. В начале 1926 года Панюков в качестве советника при корпусе генерала Бай Чунси участвовал в Северном походе. Тогда гоминьдановцы взяли Шанхай, а советник Панюков был представлен ко второму ордену Красного Знамени. Но награда так и не нашла своего героя: гоминьдановцы устроили в Шанхае резню своих недавних союзников –коммунистов и им сочувствующих. Альянс с Гоминьданом обернулся для Советской России политическим провалом, и всех советников спешно отозвали на родину.

Следующей заграничной миссией Владимира Панюкова стала длительная командировка в Монголию, куда он был направлен Разведывательным управлением РККА в 1932 году. Там разгоралось так называемое Хубсугульское восстание против захватившей власть Монгольской народно-революционной партии. Монгольские товарищи строили в стране социализм по образцу «старшего брата» — с репрессиями, коллективизацией, колхозами и прочими прелестями «новой счастливой жизни». Восстание вылилось в настоящую гражданскую войну, и неизвестно, чем бы она закончилась, если бы не «братская помощь» СССР – оружием, военными специалистами и даже небольшим контингентом красноармейцев «бурят-монгольского происхождения». Владимир Панюков почти четыре года отслужил советником главного штаба правительственной Монгольской народной армии и был награжден орденом Полярной Звезды – высшей наградой МНР.

После этого служебная карьера Владимира Панюкова в центральном аппарате Разведывательного управления РККА пошла в гору. В феврале 1936 года он возглавил 9-й отдел, ведавший дальневосточным направлением. В том же году ему было присвоено звание комбрига, в обычной классификации воинских званий сопоставимое с генерал-майором.

Но в 1937 году Разведуправление подверглось настоящему разгрому со стороны НКВД. В тот роковой и последующие годы были один за другим арестованы и расстреляны пять (!) начальников Разведупра, под репрессии попали все начальники отделов и отделений, многие оперативные работники. Известный историк спецслужб Д.Колпакиди признает, что точную цифру репрессированных разведчиков назвать невозможно, но счет идет на несколько сотен. В эту мясорубку неизбежно попал и Владимир Панюков. Он был арестован в августе 1937 года по обвинению в шпионаже в пользу Японии. 15 марта 1938 года Военной коллегией Верховного суда СССР его приговорили к расстрелу. Приговор привели в исполнение в тот же день на печально знаменитом расстрельном полигоне НКВД «Коммунарка». Где-то там комбриг «Коми» и был захоронен в общей могиле.

Осталось очень мало сведений о личной жизни Владимира Панюкова. Известно, что его сына-подростка Владимира после расстрела отца взял под опеку брат разведчика – Пантелеймон Николаевич, работавший тогда в Московском геологическом управлении, а позже возглавивший кафедру геологии в Московском горном институте. Этот институт и закончил Владимир Панюков-младший, став специалистом угледобывающей промышленности.

А его отца, Владимира Николаевича Панюкова, посмертно реабилитировали в 1956 году. Его личное дело до сих пор держится в секрете в архиве ФСБ.

Евгений ВЛАДИМИРОВ

«Тов. Панюков …к своей работе относится добросовестно, работая по заданиям с полным напряжением в любое время суток, как это вызывается специфическими особенностями работы отдела внешних сношений. Во взаимоотношениях с иностранцами выдержан, тактичен. Дисциплинирован. С нагрузкой по партийной линии справляется вполне удовлетворительно. Активный и инициативный работник. Взысканий не имеет. Здоров. Достоин продвижения по службе».
(Из служебной характеристики В.Панюкова в Разведупре, 1934 год).