Туес из сколотня

Секретами его изготовления делится мастер Артем Чичкарев

Пожалуй, даже дети знают, что из бересты в наших лесных краях люди издавна делали посуду, обувь и многие предметы быта. Береста – материал влагостойкий, не поддающийся гниению, легкий в обработке, а после нее сохраняющий все свои свойства: мягкость, гибкость, удивительную прочность и долговечность. При этом – легкодоступный. Поэтому изготовление самых разных изделий из бересты было ремеслом, которым занимались повсеместно и владели многие…

Художественной обработке бересты Артем Чичкарев начал учиться в 11 лет – в 1990 году, придя в Эжвинскую детскую художественную школу, где тогда преподавал известный мастер Михаил Степанович Кочев. С 1994 по 1997 годы обучался в «Школе мастера Кочева» и с 13 лет работает профессионально, участвуя в выставках. В 1998 году, окончив Республиканский колледж культуры как педагог-мастер народных промыслов, Артем поступил в РГПУ им. Герцена в Санкт-Петербурге и окончил его с квалификацией учителя изобразительного искусства и черчения. В 2007 году еще получил диплом менеджера в Коми республиканской академии госслужбы и управления. В 2004-2008 годах возглавлял Союз мастеров Республики Коми. Сейчас А.Чичкарев трудится методистом в Республиканском Доме творчества и преподает рисунок детям в Корткеросской школе искусств.

 

Самым распространенным было плетение из бересты – так делали большинство вещей, нужных в хозяйстве. Всем плетеные изделия были хороши, но вот жидкости не удерживали. Вот и придумали наши предки делать туеса и более крупные емкости, короба из цельных кусков бересты. Об этом способе нам рассказал народный мастер России, член Союза художников России и Союза мастеров Республики Коми, «Мастер года–2005», лауреат премии Правительства Республики Коми им. С.И. Оверина Артем Чичкарев. Он известен и как специалист по плетению из березовой коры, но его основной профиль – работа с пластовой берестой.

– Туес – посуда со множеством замечательных свойств, – рассказывает Артем Львович. – Его главное преимущество – он «работает» как термос. Вода, молоко, квас в нем долго остаются холодными, а горячий напиток, напротив, долго не остывает. Крестьяне замечали, что даже в самые знойные дни березовый сок, выходящий из ствола, бывает всегда холодным. Значит, береста надежно защищает ствол березы от перегрева. Такое свойство бересты объясняется ее строением: она состоит из множества тончайших слоев, не пропускающих влагу, но пропускающих воздух. Да еще и сам туес создавался по принципу термоса – из двух слоев бересты, сложенных белой стороной друг к другу.

Кроме того, кора березы обладает антибактериальными свойствами, поэтому даже скоропортящиеся продукты в ней долго остаются свежими. Соль не отсыревает, соленые грибы и огурцы приобретают особый аромат, молоко и творог не киснут. Поэтому в туесах хранили самые разные продукты: соль, соленья, молоко и молочные продукты, мед и так далее. И с собой брали повсюду: туес издавна был спутником земледельца в поле, охотника в лесу, рыбака на реке.

Классический туес – небольшой герметичный короб цилиндрической или овальной формы, сделанный из коры березы и имеющий деревянные дно и плотно притертую крышку. В некоторых местностях России такую посуду называли бураком. А знаете ли вы, что сам предмет и обозначающие его слова имеют финно-угорское происхождение? В «Кратком этимологическом словаре коми языка» В.И.Лыткина и Е.С.Гуляева утверждается, что слово «туес» является заимствованием в севернорусские говоры из древнепермского, то есть коми языка, от коми «той» – «береста»! В современном коми языке слово «той» вышло из употребления, сохранилось лишь слово «туйис» – «туесок, бурак», которое, возможно, является обратным заимствованием из севернорусских диалектов.

Чтобы изделие было герметичным, его делают из цельного куска бересты – сколотня. В отличие от обычной бересты, которая снимается в виде пластов или лент даже с растущих берез, сколотень можно снять лишь со свежеспиленных деревьев. Он снимается со ствола «чулком», и это очень трудоемкая операция. То есть по технологии она проста, но физически очень тяжелая. Во-первых, надо правильно выбрать время года – когда идет сокодвижение от камбия к коре. В Сыктывкаре и ближних к нему районах это обычно конец июня-начало июля, длится этот период примерно пару недель. Верная примета: в лесу зацветает шиповник и появляются оводы. Артем Чичкарев обычно едет заготавливать кору с помощниками, и, чтобы не ездить всей компанией зря, вначале идет в лес на разведку. Если кора «идет», то есть легко сходит с дерева, – можно ехать командой.

Затем нужно выбрать правильное дерево: поменьше сучков, поровнее кора… И нужно его свалить. В идеале надо валить березу, рядом с которой растут два других дерева рядышком или дерево с развилкой, так как сваленную для сколотня березу необходимо зафиксировать, и лучше всего – в развилке соседних деревьев. Это нужно для того, чтобы при снимании сколотня бревно не провернулось. Срубают дерево не под корень, а повыше. Верхушку убирают, ветви обтесывают и ствол фиксируют – если нет рядом развилки, то закрепляют на пеньке большими металлическими скобами. Затем на стволе выбирают самые чистые куски коры и подрезают ее до самой древесины ствола.

Снимают кору целиком – чулком или цилиндром, можно назвать как угодно. Чем – а тут кто во что горазд. Кто-то спицей, кто-то шампурами, а Артем Чичкарев – еловыми ветками. Все это – сочалки, то есть приспособления, которые просовываются между камбием и древесиной. Сок березовый при этом процессе течет, как из бутылки! Сочалкой обходят дерево по кругу, отделяя кору с камбием от древесины со всех сторон. Потом отделенные от ствола сколотни обтягивают ремнем или широким кушаком и поочередно снимают начиная с ближних к верхушке.

Кстати, туес любой мастер мог сделать прямо в лесу, с помощью всего лишь топора и ножа. Пусть такой бурак не был произведением искусства, но справлялся со своей главной функцией – сохранять жидкость.

Да и в мастерской для изготовления таких изделий инструментов нужно совсем немного. Основные – топорик, нож-косяк и трехгранное шило. Бывают нужны ножницы и циркуль, но можно обойтись без них. Для тиснения – чеканы. Все свои чеканы (из оргстекла, дерева, кости, эбонита, различных металлов) Артем изготовил сам.

Туес имеет две «рубашки». Внутренняя – сколотень. Внешняя – уже не из цельной, а пластовой бересты. Делается туес путем складывания двух берестяных слоев – белого, лицевого, и изнаночного, желтого – друг к другу «лицом». Так что со всех сторон туес «смотрит» на человека изнанкой коры.

«Правильный» туес обязательно имеет плотно пригнанную, замковую крышку – такую, которая сама никогда не откроется, даже если туесок упадет. Ее не снять, просто потянув за ручку вверх. За нее туес несут, как сумку, и ручка удерживает даже наполненную емкость. Крышка открывается и вынимается лишь боком. Как ее сделать и подогнать – еще одна из хитростей, которые должен освоить мастер.

Наружная рубашка туеса украшалась – ее делали плетеной, резной, украшали тиснением или росписью. Артем Чичкарев свои работы декорирует чаще всего тиснением. Для прочности и красоты изделия частично оплетает его сосновым корнем, а в крупных вещах укрепляет стенки деревянными гвоздиками, которые вытесывает сам. И, как любой уважающий себя мастер, помечает свои изделия «подписью» – собственным пасом (родовым знаком коми людей) с инициалами «Ч.А.».

Конечно, тонкостей в этом ремесле множество. Например, как сделать не круглый или овальный, а прямоугольный короб из сколотня? Оказывается, для этого есть специальная деревянная болванка-форма. Перед большим изделием всегда вначале делается серия работ поменьше – для отработки и визуализации каких-то элементов. Так сказать, трехмерные эскизы. Для сохранения эластичности и хорошего вида изделия, яркости цвета, лучшего проявления природного узора коры берестяные изделия хорошо бы хоть раз в год слегка протирать любым растительным маслом… Нюансов и секретов множество. Артем Чичкарев осваивает их и делится с другими уже четвертый десяток лет.

Прямых учеников по бересте у него в данный момент нет, но популяризацией этого мастерства Артем Львович занимается много лет: проводит мастер-классы в детсадах, школах, Национальной галерее Коми и т.д. Проводил мастер-классы и в республиканской библиотеке им.Л.Брайля, делал со слабовидящими простенькие дудочки. Брали у Артема Львовича частные консультации и многие зрелые мастера. В 2019 году, в рамках Российско-финляндского форума, Артем проводил мастер-классы в финском городе Турку, а в 2017 году – в Париже во время Дней коми культуры. Берестяные работы Чичкарева экспонировались, кроме Парижа и Турку, в Риме, участвовали в выставках и хранятся в частных коллекциях даже в США…

Работа с берестой, как и любое мастерство, требует много ресурсов и самоотдачи. Нужна мастерская – дома «на коленке» сделать короб или туес нереально. Поэтому мастеров этого вида декоративно-прикладного искусства немного. И если плетением из бересты занимается более-менее достаточное число людей, то по работе с пластовой берестой, кроме Чичкарева, пожалуй, сегодня в Коми известны лишь Лариса Цветкова из Сысольского района и Анна Красман из Эжвинского района Сыктывкара.

Ирина САМАР
Фото Инны АЛЕКСАНДРОВОЙ и из личного архива А.Чичкарева