Февраль: Иван Кулаков. «Пусть люди оценивают»

20 февраля исполняется 75 лет со дня рождения Ивана Егоровича Кулакова. Всего два года, с 2003-го по 2005-й, он возглавлял Государственный Совет Республики Коми, но в памяти коллег и общественности остался одним из самых уважаемых политиков и руководителей нашего региона.

Ивану Егоровичу досталась «говорящая фамилия». Слово «кулак» в русском языке до революции имело массу значений, но в советской стране стало по сути синонимом «врага народа». За период сплошной коллективизации, вылившейся в настоящий крестьянский геноцид, из разных районов страны было выслано 2,5 миллиона «кулаков» и членов их семей. Среди них была и крестьянская семья Кулаковых из Воронежской области. Вместе с другими раскулаченными земляками в 1931 году их отправили в Коми. После долгого и страшного пути летом их доставили на пустынный берег Печоры возле речного островка Ичет-ди – «маленького острова». Спецпоселенцы вырыли себе землянки, где пережили осень и зиму, пока не построили бараки. Так и возник поселок Ичет-ди. Согласно акту обследования поселка, составленному в 1933 году, из прибывших сюда 1723 человек умерло от цинги и голода 489. Иван Кулаков появился на свет позже – в военном 1942 году.

О жизни в спецпоселке Ичет-ди есть масса воспоминаний, многие из них собраны в книге правозащитника Игоря Сажина «Кулаки». Все тяготы этой жизни выпали и на долю Вани Кулакова. «Отец умер – мне было шесть лет, — вспоминал много лет спустя Иван Егорович. — У матери нас пятеро осталось. Работала она дояркой в колхозе за трудодни. Потом – уборщицей в школе. Мы, конечно, помогали. Как-то выкарабкались. Дедушка нас сильно спасал – великий рыбак был. Рыбка и кормила. И меня научил сети вязать, вентеря ставить. С тех пор «рыбная душа»…

К тому времени, когда Ваня подрос, в поселке уже была школа-восьмилетка. А десять классов Иван Кулаков закончил в Дутово, неподалеку. Заслуженный учитель Валентина Соловьева вспоминала, как десятиклассник Иван Кулаков каждую субботу спешил домой – осенью на лодке, зимой на лыжах: «Был смел, ничего не боялся. В поселке поговаривали, что он во всем молодец, к любому делу привычен. Учился хорошо, родители сумели воспитать в нем трудолюбие и честность… Высокий, худой, застенчивый – таким я его запомнила». Однажды, когда в Дутово случилось наводнение, десятиклассник Иван Кулаков спасал на лодке людей и их имущество. По грудь в ледяной воде со снегом пробрался в местный магазин и спас деньги, оставленные в сейфе. Об этом даже написали в газете, а Ивана наградили Почетной грамотой Верховного Совета Коми АССР.

После школы Иван поступил в Нижне-Тагильский горно-металлургический техникум, который в 1964 году закончил с отличием. Отслужив срочную, вернулся в Коми. В управлении «Печорстрой» за 12 лет прошел путь от рабочего до директора ремонтно-прокатной базы и начальника управления механизации. Закончил Всесоюзный заочный институт инженеров железнодорожного транспорта. Человек с таким жизненным багажом часто попадал в партийно-хозяйственную номенклатуру. Вот и Иван Кулаков в 1979 году переходит на работу в Печорский горком КПСС – сначала заведующим промышленно-транспортным отделом, после – вторым секретарем. В 1988-м становится председателем горисполкома. Печорским мэром Иван Егорович был до 1992 года. Но даже после переезда в столицу Коми этот город и его жители оставались для него родными и близкими. Заняв высокий пост первого заместителя председателя Верховного Совета Коми, Кулаков начинал рабочий день не позднее 7.30. «Он говорил, что специально установил такой режим для себя, чтобы печорцы-земляки могли прямо с поезда заходить к нему. «Ходоков» из Печорского района в приемной Кулакова принимали вне всякой очереди. И для всех Иван Егорович находил время», — вспоминал один из его земляков.

Вторым человеком в парламенте республики Иван Кулаков был десять лет. В его официальной биографии есть шаблонная фраза «внес большой вклад в законотворческую деятельность». Это действительно так. Но надо учесть, что законотворчество в парламенте Коми в 1990-е годы сопровождалось бурными дискуссиями, спорами и даже скандалами. Иван Кулаков при этом был уважаем всеми политическими противниками. Он мог найти общий язык со всеми, был открыт для общения и откровенен с журналистами – напрямую, не отгораживаясь пресс-службами и референтами.

«Государственный Совет, — говорил Иван Кулаков в одном из интервью, — должен быть квалифицированным, грамотным, не угодничать по любому поводу перед правительством и Главой. Но и не уходить в оппозицию, не ставить вопрос, кто важнее – Глава или Госсовет? Потому что исполнительная и законодательная власть должны быть единомышленниками… Тратить время и силы на выяснение отношений безнравственно».

Когда в 2002 году победивший на выборах Главы Коми председатель Госсовета Владимир Торлопов покидал свой парламентский пост, все были уверены, что его место займет Иван Кулаков. Но вышло иначе – с подачи исполнительной власти пост председателя Госсовета занял Евгений Борисов.

Прошло менее двух лет, и 17 марта 2003 года депутаты третьего созыва Госсовета Коми все же избрали Ивана Кулакова председателем парламента – безальтернативно и единогласно. Увы, на этом высоком посту ему оставалось работать менее одного срока. Летом 2005 года тяжелая болезнь заставила его лечь на операционный стол, а 5 октября специальным авиарейсом Кулакова доставили из Сыктывкара в Москву, в ЦКБ Управления делами Президента РФ. Пройдя курс лечения и реабилитации – видимо, не до конца – 28 ноября он должен был вернуться в Сыктывкар. Но в аэропорту Внуково после регистрации на рейс ему стало плохо с сердцем. Бригада «скорой», прибывшая в аэропорт, спасти Ивана Егоровича уже не смогла.

Судьба его семьи, воспоминания детства, конечно, заставили Ивана Кулакова в зрелые годы многое переосмыслить в истории страны. В 1998 году он стал одним из инициаторов создания и первым председателем Коми республиканского благотворительного общественного фонда жертв политических репрессий «Покаяние», жертвовал личные средства на издание первых томов мартиролога.  За долгие годы фондом издано 12 томов мартиролога — 20 книг, в которых содержатся более 140 тысяч биограмм жертв политических репрессий, раскулаченных крестьян, спецпоселенцев. Это одна из самых больших региональных баз данных в России. По словам историка Михаила Рогачева, председателя правления фонда «Покаяние», «Кулаков служил не режиму, а стране, в чeм я не сомневаюсь. Он был патриотом, хотя пафосных высказываний на эту тему я от него никогда не слышал. В нeм нормально уживались и память о детстве, и членство в КПСС — примеров тому достаточно. Он никогда не забывал историю своей семьи, поселок Ичет-Ди и относился к этой памяти очень бережно. Думаю, связующей нитью между детством и партийной работой для него было убеждение, что чем выше должность, тем больше пользы он должен принести своему народу».

На территории поселка Ичет-ди, еще в 1961 году исчезнувшего с карты Коми, летом 2009 года установили мемориальную плиту памяти Ивана Кулакова. Каждый год на месте бывшего поселка собираются дети и внуки спецпоселенцев. Эта традиция началась еще в 1997 году стараниями Ивана Кулакова…

Евгений ВЛАДИМИРОВ

«Крупный ли я политик? Конечно, крупный. У меня вес 105 килограмм. Рост — 184 сантиметра. А если серьезно — никогда об этом не думал. Пусть люди оценивают, им виднее…»

(Иван Кулаков, 2002 год).