Олег Прищепа: «Трудноизвлекаемые запасы нефти в Коми ждут своего часа»

В Сыктывкаре проходит XVII геологический съезд Республики Коми «Геология и минеральные ресурсы европейского северо-востока России».

Олег Прищепа, участник съезда, управляющий директор Всероссийского нефтяного научно-исследовательского геологоразведочного института (ВНИГРИ), доктор геолого-минералогических наук рассказал о перспективах развития сырьевой базы нефти и газа в Республике Коми:

– Сегодня потенциал Республики Коми по добыче нефти оценивается очень высоко. В структуре добычи Российской Федерации Республика Коми обеспечивает от 1 до 2,5%, а потенциал неразведанной части ресурсов в виде запасов можно оценивать как 5% и более. Соответственно, есть определённый резерв для того, чтобы наращивать добычу.

Те достижения, которые сделаны компаниями республики, также очень значимы. Особенно это достижения компании «Лукойл-Коми», касающиеся выявления новых месторождений. За последние 6 лет открыто три крупных месторождения нефти, из них два силами «Лукойл-Коми», одно – предприятием «Роснефть». Я считаю, что можно говорить о новой фазе развития и подготовки сырьевой базы на территории Республики Коми.

Но надо иметь в виду, что принципиально резко возрастает сложность геологических объектов. Если раньше мы имели дело с очень понятными и легко выявляемыми на стадии сейсморазведки объектами, то сегодня необходимо поводить объёмную сейсморазведку 3D, разбираться с внутренней структурой, понимать геологические особенности при моделировании таких объектов, ну и, тем самым, нести дополнительные затраты, которые позволят выявить новые скопления углеводородов.

Напомню, что за время советского периода геологоразведке не удалось выйти в Предуральский краевой прогиб и в западный район Тимано-Печорской провинции. Несмотря на усилия Минприроды России и Федерального агентства по недропользованию по изучению этих районов, объёмы выполненных геологоразведочных работ регионального характера очень небольшие, и они не позволили снять геологические риски и массово вывести на них недропользователей. Сегодня к Предуральскому прогибу интерес есть. Работы начаты, их ведут несколько компаний, в том числе и не очень крупных. У них имеются определённые достижения, но пока нет промышленного масштаба выявленных месторождений, которые можно вводить в освоения и считать резервом на будущие времена.

Крайне важно понимать, что Республика Коми в Тимано-Печорской провинции является этаким полигоном трудноизвлекаемой нефти. Здесь отрабатываются технологии добычи трудноизвлекаемой нефти Усинского месторождения, знаменитый Ярегский проект, уже переведённый в стадию наземной добычи, огромное количество тяжёлой нефти в Ненецком автономном округе на территории Варандей-Адзьвинской структурной зоны, выявленной в триасовых Верхнепермских отложениях, которые сегодня, к сожалению, не осваиваются. Получается, что определённый резерв существует, он в технологиях добычи трудноизвлекаемой нефти и в поиске сложных объектов и в их изучении.

Сегодня крайне интересное направление – это, так называемая, сланцевая нефть: на территории Тимано-Печорской провинции развит доманиковый комплекс. В рамках тех веяний, которые сегодня обсуждаются по созданию технологических полигонов по добыче нефти и газа, такие полигоны могут быть выделены на территории Республики Коми. Это может привести к поиску неких прорывных решений в изучении и разработке технологий, которыми можно эти новые скопления осваивать. Потенциал таких скоплений на территориях Коми и НАО в разы и даже на порядок выше, чем традиционных объектов в этих же комплексах.

Весь вопрос в экономике. Нефтяные и газовые месторождения находятся на глубине. Разговор идёт не о том, на какой глубине, а о том, какой тип коллектора, какие флюиды мы получаем, насколько сложные это объекты, насколько легко они выявляются поверхностными методами, например, сейсморазведкой. Потому что одно дело провести тысячу километром сейсморазведки 2 или 500 километров сейсморазведки 3D, и другое дело пробурить одну-две поисковые скважины, не имея геологической модели и не получив позитивного результата.

Даже при сегодняшних достаточно значимых ценах полный комплекс исследований, выполненных за средства компаний, не приведёт к значимым экономическим результатам для самих компании. Здесь необходима, например, кооперация, т.е., какие-то региональные или первоочередные работы могут быть выполнены силами государственных предприятий. Сегодня такое предприятие есть – это «Росгеология», которое может, к примеру, проводить опытные работы за бюджетные средства, а полученные результаты уже капитализировать вместе с компаниями в разработку технологий, которые позволят эти объекты осваивать.

На сегодняшний день эти объекты экономически нецелесообразны для освоения. Впрочем, если на то пошло, то у нас половина месторождений нецелесообразны для освоения при определённых низких ценах на нефть и при определённых сложностях освоения. Но они ждут своего часа. Как только поднимается цена, как только меняются экономические условия, то эти месторождения вовлекаются в освоение. К примеру, 10 лет назад цена на нефть колебалась от 8 до 12 долларов за баррель, и тогда все думали, что это конец нефтяной эры России, который приведёт к полной деградации всего. Как видите, этого не произошло, и сегодня мы являемся такой же сырьевой страной, и я говорю об этом с гордостью, как и раньше. Потому что по сути это сырьё обеспечивает формирование бюджета Республики Коми и Российской Федерации.

Источник: Министерство природных ресурсов и охраны окружающей среды Республики Коми