Воздухоплаватель

О свободном полете Павел Холод мечтал с детства.

В детстве многие с интересом читали романы Жюль Верна о путешествиях на воздушных шарах. Может показаться, что изобретенный братьями Монгольфье в 1783 году воздушный шар уже «списан с корабля истории», уступив место стремительной авиации и космонавтике. Но энтузиасты воздухоплавания есть по всему миру, поднимаются воздушные шары (или как их сейчас называют – тепловые аэростаты) и над лесами нашей республики. Основателем воздухоплавания в Коми можно по праву назвать Павла Холода. Он стал одним из организаторов прошедшего в августе фестиваля воздухоплавания «Живой воздух».

Детская мечта

По словам Павла Холода, он с самого раннего детства мечтал подняться в небо и увидеть землю с высоты птичьего полета.

– Когда говорят о полетах, то почему-то чаще всего имеют в виду самолеты, – рассказывает воздухоплаватель. – Но когда смотришь из иллюминатора самолета, то все кажется очень маленьким и ограниченным. А свободный полет на воздушном шаре дает возможность увидеть безграничное пространство вокруг на много километров, ощутить свободу и единение с небом.

Родился Павел в удорском селе Ёртом, а когда ему исполнилось четыре года, родители переехали жить в Инту. Отец работал там шахтером. На летних каникулах Пашу отправляли к родственникам на Удору. Лететь приходилось на маленьком АН-2. Весь полет пассажиров болтало, трясло так, что у мальчишки могло отбить всяческое желание летать. Кто хоть раз летал на «кукурузнике», никогда этой болтанки не забудет. И тогда Павел впервые задумался о том, что ведь можно подниматься в воздух и не на самолете. В армии он впервые прыгнул с парашютом и понял, что такое свободный полет. Может быть, тогда и появилась смутная мечта о воздушном шаре.

Старина «Петрович»

Свой первый воздушный шар Павел приобрел уже более двадцати лет назад – летом 1996 года. Это был первый аэростат в республике – российского производства, изготовлен из отечественной балашовской ткани в Аэростатном научно-техническом центре в Москве. Назывался тот летательный аппарат «Петровский», потом его прозвали «Петровичем».
До сих пор «Петрович» служит верой и правдой хозяину, хотя средний возраст жизни для аэростата – десять лет. Долголетию «Петровского» все поражаются. Несмотря на свой солидный возраст, он до сих пор любому даст фору. Ежегодно проходит техническое освидетельствование и получает СЛГ (свидетельство летной годности).

За свою долгую летную жизнь «Петрович» вместе со своим пилотом парил над Садовым кольцом в Москве в день 850-летия российской столицы, побывал во Франции, Чехии, Польше, Тунисе и Объединенных Арабских Эмиратах.

– Первыми моими инструкторами были Валерий Латыпов и Юрий Таран, – вспоминает сыктывкарский воздухоплаватель. – Они научили меня понимать воздух, а также азам управления тепловым аэростатом. Первые полеты выполняли в Псковской области в районе города Великие Луки. Там в 1996 году проходил Чемпионат России по воздухоплаванию.

Участвуя в проекте НТВ, Павел Холод объехал десятки городов России от Мурманска до Владивостока.

Реклама – двигатель полета

Воздушный шар «Петровский» в свое время стал известным всей стране. Телезрители старшего поколения хорошо помнят фирменную заставку НТВ – воздушный шар, летящий на фоне самых красивых уголков России. Этим шаром и был «Петровский».

– В 2003 году, летая в городе Дмитрове Московской области, я познакомился с главным оператором телекомпании НТВ, – рассказывает Павел Холод. – Ему очень понравился полет и возможность использования теплового аэростата для съемок с воздуха, а затем и самого аэростата в качестве рекламных заставок на экране. Участвуя в этом проекте, мы объехали десятки городов России от Мурманска до Владивостока. Где-то летали над городами в свободных полетах, где-то катали жителей городов на воздушном шаре на привязи. Это был один из самых крупных проектов, в котором мне довелось участвовать. Он проходил с 2003 по 2007 годы. К сожалению, сейчас таких предложений нет. Иногда есть идеи, но нет денег на их воплощение. Вначале все летают для собственного удовольствия, а затем ищут возможность как-то еще и заработать на этом.

По мнению Павла Холода, шар вполне можно использовать для рекламы. По сути, ведь шар – это огромный рекламный щит. К тому же он мобильный, и в нем всегда присутствует эффект новизны. Люди всегда будут читать и разглядывать, что написано на воздушном шаре.

Еще, как отметил собеседник, на шаре можно катать людей. Но это удовольствие не из дешевых. Ведь сертификат на часовой полет для двух человек стоит двенадцать тысяч. Чтобы аэростат мог подняться в воздух, нужно заправить баллоны с газом. На один полет расходуется четыре баллона. Поэтому даже у самого воздухоплавателя летать получается не так часто, как ему хотелось бы. Ежегодно у Павла бывает от двадцати до ста полетов.

– Сейчас я пенсионер, но продолжаю работать водителем, а в свободное время исполняю обязанности президента Федерации воздухоплавания Республики Коми, – поясняет Павел Холод.

Шар не падает

Согласитесь, далеко не каждый решится подняться на высоту полтора километра в небольшой открытой корзине. Но Павел Холод уверен на все «сто», что полеты полностью безопасны. Хотя бы потому, что тепловой аэростат сам по себе – это парашют. Шар не падает. Даже если горелка откажет, а их по требованиям безопасности две, то аэростат сможет спланировать, называется это холодный спуск. Скорость снижения не превышает пяти метров в секунду. Все-таки воздухоплавание существует не первый век, поэтому безопасность здесь продумана до мелочей.

– В полете аэростатам запрещено касаться друг друга, чтобы не порвать оболочку корзиной, а касания оболочками называются «поцелуйчики», это безопасно, – рассказывает Павел. – В корзине высокие борта, и есть ручки, за которые можно держаться. Поэтому выпасть из корзины тоже сложно.

Как рассказал Павел, подготовка к путешествию начинается с изучения погодных условий. Для этого в небо запускается метеозонд, который дает точную информацию о скорости и направлении ветра на разных высотах. Исходя из полученных данных, составляется предполагаемый маршрут полета аэростата. Если становится понятно, что воздушный шар может отклониться от курса, а значит, приземлиться в неположенном месте, полет отменяется. На первое место всегда ставится безопасность аэронавтов.

Стоит добавить и то, что на любой полет, даже если он проходит на высоте одного метра от земли, нужно разрешение. По закону без разрешения на использование воздушного пространства не полетишь.

Учиться летать

– Если хочешь летать, то делай это по правилам и не создавай помех другим видам авиации, – считает Павел. – Хотя воздухоплавание не считается массовым видом спорта, но и у него есть немало приверженцев. Летать хотят многие, и каждый ищет свои пути. Есть любители-одиночки. Мы пытаемся организовать этих людей, но они плохо идут на контакт. Им проще летать «втихаря» без разрешений. В республике есть немало любителей, которые могут позволить себе купить парапланы, мотопарапланы, паралеты, дельтапланы, дельталеты, автожиры или небольшие самолеты, вертолеты. Вот они и летают на свой страх и риск без документов. Поэтому, считает Павел Холод, в Коми давно назрела необходимость создания своего центра подготовки пилотов для малой авиации. Хотя и считается, что Сыктывкар находится в стороне от крупных мегаполисов, и обучаться в этом центре будет просто некому.

– Мы давно хотели открыть небо над Коми, и сейчас сделали это, – отметил с гордостью Павел. – В республике мы летаем в районе Коччойяга и Ыба. По времени самый долгий наш полет проходил около трех часов, был слабый ветер, тогда мы пролетели всего около десяти километров. Поднимаемся в основном на высоту до полутора километров, хотя аэростат может свободно подняться и на четыре километра, но это уже другие полеты. На такой высоте, чтобы дышать, нужен кислородный баллон, и необходимо разрешение службы воздушного движения.

«Живой воздух»

Для того, чтобы достичь места старта, нужно на автоприцепе привезти туда шар и корзину. У аэростата ведь нет руля, он летит по ветру. Зачастую бывает негде приземлиться – мешают густые леса или площадки для посадки очень узкие, ограниченные с обеих сторон деревьями. Тогда приходится садиться на обочину дорог. Вот почему так сложно заниматься воздухоплаванием в нашем крае. Но Павел уверен, что, несмотря на суровые климатические условия, неподходящие ландшафты, дальние расстояния между населенными пунктами, заниматься воздухоплаванием в северных широтах можно. И тому служит подтверждением прошедший в минувшем августе первый Фестиваль воздухоплавания «Живой воздух».

– Его участники и зрители остались довольны, – подвел итог фестиваля Павел. – Надеемся, что он станет традиционным. Подобных фестивалей проводится множество и в России, и за рубежом. Они пользуются большой популярностью у зрителей и туристов. На Западе иногда такие мероприятия проводятся почти каждую неделю в разных уголках какой-либо страны. Естественно, это хорошая площадка для общения с единомышленниками. Для молодого поколения пилотов – хорошая возможность потренироваться. Для зрителей – это возможность приобщиться к авиации в широком смысле этого слова.

Артур АРТЕЕВ
Фото из соцсети ВКонтакте, архива БНК и интернет-журнала «Глянец»

В конце августа в республике прошел первый межрегиональный фестиваль воздухоплавания «Живой воздух». Его участниками стали восемь экипажей из Сыктывкара, Екатеринбурга, Москвы, Набережных Челнов, Кунгура, Тамбова, Кирова и Переславля-Залесского. Посмотреть на плавные полеты воздушных шаров над территорией Финно-угорского этнопарка в сыктывдинском селе Ыб собралось около пяти тысяч зрителей. В числе почетных гостей были Глава Коми Сергей Гапликов и архиепископ Сыктывкарский и Коми-Зырянский Питирим. Оба они совершили полет на воздушных шарах над живописными окрестностями старинного коми села. Место старта шаров находилось на полях в окрестностях села Чухлэм. Аэростат, которым управлял президент Федерации воздухоплавания Республики Коми Павел Холод и на котором летел Сергей Гапликов, достиг финиша в Ыбе за один час десять минут.

Вы также можете просмотреть полную версию публикации в формате PDF

(С) «Регион» 10/2017