Леонид Капица. Между наукой и кино

Леонид Капица
Леонид Капица

Старший брат великого физика запечатлел особенности быта и материальной культуры коми-зырян.

На втором этаже выставочного зала Российского этнографического музея в Санкт-Петербурге расположена экспозиция «Народы Поволжья и Приуралья. Середина XIX – начало XX в.» В этой экспозиции есть небольшой раздел «Хозяйственные занятия коми», который включает и экспонаты из коллекции Леонида Капицы, собранные исследователем во время этнографических экспедиций в Коми край. Особенную музейную ценность представляют и фотографии, сделанные ученым в экспедициях. О самом исследователе долгое время было мало известно даже специалистам-этнографам.

В мартовском номере журнала мы уже сообщали о том, что в Санкт-Петербурге вышла в свет книга «Финно-угорский мир в фотографиях и документах. Научное наследие Л. Л. Капицы». Авторами-составителями книги стали сотрудники Российского этнографического музея, кандидаты исторических наук Н. Ивановская и А. Чувьюров. Сегодняшняя публикация – это журнальный вариант их очерка о Леониде Капице.

Из дворянского рода

Леонид Капица родился в интеллигентной петербургской семье. Его отец, Леонид Петрович Капица – генерал-майор, военный инженер и строитель фортов Кронштадтской крепости, происходил из дворянского рода Капиц-Милевских. Мать, Ольга Иеронимовна – филолог, в советское время преподавала в Ленинградском педагогическом институте им. А. Герцена, стояла у истоков первого государственного издательства детской литературы «Детгиз».

В 1911 г. после окончания гимназии Леонид Капица поступил в Санкт-Петербургский императорский университет на естественное отделение физико-математического университета, где занимался углубленным изучением антропологии и этнографии в семинаре выдающегося ученого Ф. К. Волкова (Вовка). Будущие этнографы участвовали в экспедициях, отправляясь в разные уголки многонациональной Российской империи. В таких экспедициях бывал и студент Л. Капица. В 1913 и 1914 годах он побывал в Архангельской губернии для антропологического и этнографического изучения поморов и лопарей (саамов), собирал этнографические коллекции по поручению Этнографического отдела Русского музея. В первой поездке Леонида сопровождал брат Петр, будущий выдающийся физик.

Первая мировая война прервала учебу в университете. Три года Л. Капица служил в студенческой санитарной организации, занимаясь эвакуацией раненых. Тем не менее в 1916 году он по заданию Этнографического отдела совершил еще одну поездку в Архангельскую губернию.

В послевоенные годы Л. Капица, как и вся его большая семья, испытывает острую материальную нужду, в 1919 г. умирает отец – Леонид Петрович. Выжить семье помогает помощь брата – Петр Капица был на стажировке Кембридже, из Англии он отправлял в Петроград посылки с продовольствием, лекарствами и необходимыми вещами.

В начале 20-х годов Леонид Капица работает в Этнографическом отделе Русского музея. И хотя получает за свой труд «гроши», в письме брату признается: «Все-таки меня больше всего влечет музейное дело, люблю я его». Он увлечен своей работой, занимается этнографическими исследованиями, готовит к открытию музея выставку «Саамы и зыряне». Кроме этого, в 1922 г. Л. Капица начинает заниматься научным кино – съемкой этнографических фильмов. Как профессиональный этнограф он прекрасно понимал значение киносъемки для фиксации различных сторон культуры этноса. Продолжая работать в музее, он занимает должность заведующего секцией научной кинематографии в отделе естествознания, географии, этнографии фабрики «Севзапкино». С этого момента он начинает делать выбор, растянувшийся на много лет, – между наукой и кинематографом.

Командировка за границу

В 1924 году Леониду Капице выпадает счастливая возможность отправиться в заграничную командировку – по ходатайству музея, но за свой счет. Целью командировки была работа в Швеции по этнографии лопарей, а также знакомство с новейшими достижениями в области музейной техники в Англии, Швеции, Дании. Кроме того, предстояло познакомиться с научной кинематографией и применением ее в области этнографии.

Во время четырехмесячной командировки Л. Капица благодаря высоким профессиональным качествам и владению немецким и французским языками проделал большую работу. Он посетил Британскую имперскую выставку в пригороде Лондона Уэмбли, подробно ознакомился с Британским музеем, особенно с его этнографическим отделом. Ему удалось договориться с крупными британскими книготорговыми фирмами, чтобы они обеспечивали Русский музей информацией о о новых поступлениях иностранной литературы по этнографии и антропологии. Он также получил согласие редакции журнала Английского антропологического общества на бесплатную поставку выпусков журнала музею.
Помимо музейного дела, Л. Капица установил контакты с несколькими кинофирмами, просмотрел их работы, в том числе научные фильмы. Во время поездки в Париж для экспертизы и отбора фильмов для советских школ и рабочих клубов на средства Наркомпроса он познакомился с современной техникой постановки научных фильмов, с применением новых приемов киносъемки – замедленной, стереоскопической и т. д.

В Ленинград Леонид Капица вернулся еще более убежденным в своем втором призвании. В «Севзапкино» он становится ответственным за научную часть кинопродукции, хочет применить полученные в Европе знания, но через несколько месяцев в стране происходит реорганизация кинодела, и Л. Капица теряет работу. Это был не первый и не последний случай, когда надежды и планы рушились по не зависящим от него обстоятельствам…

Леонид и Петр Капица. Конец 1910-х гг.
Леонид и Петр Капица. Конец 1910-х гг.

«Отравленный кинематографом»

Несмотря на увлечение кинематографом Л. Капица, работая в Этнографическом отделе Русского музея, активно занимался этнографическими исследованиями, ездил в экспедиции, в том числе и в Коми край. В 1926 г. он участвует в Верхнепечорской экспедиции, а за год до этого – в экспедиции на Печору, организованную ленинградской фабрикой «Госкино». После этой поездки Л. Капице предлагают войти в состав сценически-художественного бюро при кинофабрике. В это время он пишет брату, что стоит на переломе, надо выбирать один из двух путей. В музее Л. Капица занимает должность помощника хранителя, а это предполагает каждодневную рутинную работу по разборке, чистке и регистрации этнографических коллекций. Между тем, кинодеятельность занимает все больше и больше времени. Леонид Леонидович мечтает о поездке в Америку для совершенствования в киноделе. Он пишет: «Я чувствую себя отравленным кинематографом». Научные и творческие интересы его, впрочем, иногда пересекаются. В 1926 г., например, в экспедиции в Коми он снимает этнографические сюжеты, через год в Карелии снимает фильм «На родине Калевалы».

До начала 30-х годов Л. Капица так и разрывается между наукой и кино. Даже в 1931 г., когда он увольняется из Русского музея и переходит на педагогическую работу в Машиностроительный учебный комбинат, продолжает снимать учебные фильмы и в то же время мечтает о летних экспедициях. Ради этого соглашается стать ученым секретарем в НИИ оленеводства и летом работает в тундре.

В конце 1932 г. Леонид Леонидович уходит из Института оленеводства и полностью посвящает себя производству учебных фильмов, в чем за несколько лет добивается заметных успехов. Первым в стране, а может, как пишет Л. Капица, и в мире, он применил микросъемку испытания металла на разрыв, снял первый в стране цветной учебный фильм «Строение материи», много других фильмов, хотя тематика их была уже далека от этнографии.

Ранний уход

С середины 1930-х Л. Капица становится штатным режиссером киностудии «Леннаучфильм». Казалось бы, впереди профессиональная карьера кинематографиста, но в 1937 г. его неожиданно увольняют со студии. Леонид Леонидович связывал это с обвинением, выдвинутым наркомом внутренних дел СССР Ежовым в том, что брат, Петр Капица, работает в интересах Англии. Сталин не дал добро на то, чтобы трогать Петра Леонидовича, и Л. Капицу через месяц вернули на работу. Но уже через год, в 1938-м, Леонид Леонидович умер от тяжелого заболевания. Он похоронен в Петербурге, на Смоленском лютеранском кладбище, там же, где и его родители.

В некрологе, опубликованном в прессе, Леонид Капица был назван старейшим советским кинематографистом. Однако сегодня оценить его творческое наследие очень сложно. Найти фильмы, снятые Л. Капицей, оказалось делом почти безнадежным. Нам удалось обнаружить лишь один из них в Российском государственном архиве кинофотодокументов в Красногорске. Это 10-минутный этнографический фильм о ненцах. Возможно, есть в архиве и другие, но в огромном массиве архивных материалов необходим скрупулезный поиск.
Научное же наследие Л. Капицы сосредоточено в Российском этнографическом музее. Оно включает оригинальные этнографические вещевые и фотоколлекции, собранные им в 1910-1920-е годы у финно-угорских народов Европейского Севера – саамов, карелов и коми (зырян), а также у русского поморского населения Севера. Ценнейшие в научном отношении коллекции, отражающие все многообразие традиционно-бытовой культуры этих народов, насчитывают более 200 предметов и почти 600 фотографий. К сожалению, значительная часть негативов этих фотографий погибла 5 декабря 1941 г., когда в результате авианалета немецкой авиации несколько бомб попало в здание Государственного музея этнографии.

На земле коми-зырян

Этнографическая экспедиция Л. Капицы в Автономную область Коми (зырян) продолжалась три месяца – с начала июня по сентябрь 1926 г. Задачей поездки было экономически-этнографическое обследование коми селений в бассейне Верхней Печоры.

Начальным пунктом экспедиции стал Усть-Сысольск, куда Л. Капица прибыл на пароходе из Архангельска 6 июня 1926 г. Здесь он намеревался познакомиться с местными специалистами, но никого, кто мог бы оказать ему содействие в работе, не нашел. Так получилось, что ко времени приезда Л. Капицы наиболее авторитетные исследователи из числа усть-сысольских этнографов и фольклористов оказались за пределами города.

Из Усть-Сысольска Л. Капица по тракту через с. Помоздино 24 июня 1926 г. прибыл в с. Троицко-Печорск. Здесь он приобрел несколько экспонатов для фондов и сделал ряд фотографий, нанял рабочего-проводника, с которым планировал сбор материала среди этнографической группы верхнепечорских коми. Далее его путь пролегал вверх по Печоре и Илычу. Наиболее крупными поселениями на Илыче были деревни Усть-Илыч и Сарьюдин, в которых Л. Капица проводил стационарные обследования. Закончив обследование по Илычу, Л. Капица на лодке с двумя работниками начал спуск вниз по Печоре, планомерно обследуя деревни и села в верхнем и среднем течении реки – Покчу, Савинобор, Дутово, Усть-Щугор. Конечным пунктом экспедиции было село Усть-Воя, откуда Л. Капица пароходом добрался до низовьев Печоры и затем морем – до Архангельска.

Итогом трехмесячной экспедиции Л. Капицы на Печору явилась разно-образная по составу коллекция предметов быта и материальной культуры коми-зырян: снаряжение и приспособления для охоты, рыболовства, скотоводства, промыслов, средства народной медицины, а также 140 фотографий, ярких документальных свидетельств жизни и быта местного населения в 1920-е годы. Из них в фонды Русского музея поступило 54.

Наталья ИВАНОВСКАЯ,
Александр ЧУВЬЮРОВ
Санкт-Петербург, Российский этнографический музей

Вы также можете просмотреть полную версию публикации в формате PDF

(С) “Регион” 06/2017