Юр-ной, повойник, баба-юр…

Традиционные ижемские головные уборы исследовала и возродила сыктывкарская мастерица Татьяна Попова

Зеленый луг, лошади, просторное небо, лето, песни и азарт гонок. Это праздник «Луд» в селе Ижма. Один из его фрагментов – Красные ворота, когда главная улица села превращается в настоящий цветник: это ижемские женщины открыли старинные сундуки и надели лучшее – старинные родовые костюмы. Венчают их оригинальные головные уборы. На их основе известная в республике мастерица Татьяна Попова, многие годы прожившая в Ижме, создает уборы, которые не стыдно надеть моднице XXI века.


Традиционные головные уборы ижемки носят и сегодня.

С самого детства Татьяна Попова любила рисовать и удивлять всех, создавая то, чего больше ни у кого нет. Позже ее картины в уникальной технике из птичьих перьев займут свое место на множестве выставок и в частных коллекциях за границей. Мастер Татьяна Попова открыла авторскую технику вышивки гладью, благодаря которой на изнанке почти не заметны ее следы. Работая в Управлении культуры Ижемского района, она осуществила консервацию уникального исторического объекта – каменного храма, ставшего символом Ижмы, и организовала работы по укреплению фундамента и стен. Ей республика обязана возрождением народного праздника «Луд» и созданием брендового кузнечного фестиваля в Корткеросе. Страницы жизни, связанные с многочисленными увлечениями и проектами уроженки Сибири, нашедшей вторую родину в Коми, ярки и насыщенны. Одна из них касается исследования ижемского женского головного убора.

– Попав в Ижму, я просто влюбилась в этот край, в его культуру и старину. Благодаря подруге Тамаре Новиковой, возглавлявшей местный музей, стала интересоваться традициями, вместе с ней пошла по бабушкам, а они охотно открывали сундуки и показывали старинную одежду и головные уборы, вспоминая молодость, – рассказывает Татьяна Попова.

А еще ее увлечение связано со стремлением бороться с безвкусицей и невежеством в псевдонародных сценических костюмах, когда, скажем, на пожилую участницу ансамбля могли надеть и свадебный головной убор, и передник.

– Это нонсенс. Они не могут сочетаться в принципе. Передник – деталь женского костюма, а юр-ной – обрядовый головной убор, и его невеста надевала единственный раз в жизни, да и то на короткое время свадебного обряда, когда она и ее подруги оплакивали девушку, «хоронили» ее девичью счастливую жизнь в родительском доме, – объясняет Татьяна.

Юр-ной – вещь уникальная и очень дорогая. В старину в Ижме был центр золотного шитья, готовивший головные уборы том числе для свадебного наряда. Могли купить этот головной убор только состоятельные люди. Или поменять на что-то, поскольку товарообмен был развит больше, чем денежные отношения.

– Скажем, платок можно было выменять на корову, а сарафан – на теленка. Иногда юр-ной брали напрокат, – говорит мастерица. – Расшивали его речным жемчугом, добытым со дна реки Ижмы, а повойники молодых женщин и кокошники декорировали золотыми нитями. Со временем жемчуг стали заменять на бусины, бисер, пуговицы, которые тоже считались ценным предметом.

Но еще до того как невеста примерит юр-ной, ее омывали в бане, а выводя оттуда, надевали на нее «лисью повязку» – чтобы красоту не сглазили. На основе лисьей повязки Татьяна сделала современный молодежный комплект-трансформер – очелье без дна, дополненное манишкой, которую можно носить и как шапочку. По верху серо-синей повязки пустила полоску меха, наушники украсила геометрическим орнаментом.

Заведя невесту в дом, ей расплетали косу, покрывали голову ижемским платком и сверху надевали символ перехода в новый статус – юр-ной. Получалось подобие фаты. Начинался плач – бöрдöдчöм. Невеста умирает в девичестве и возрождается в замужестве как женщина.

Из большой коробки, в которой чудом уместился десяток головных уборов, Татьяна достает свадебный головной убор: «Я его сделала по мотивам юр-ноя, изменив конструкцию. Шлейф и повязка в нем слиты в единое целое».

Выуживаю из коробки старинную повязку.

– Это новодел, – смеется мастерица, – но выглядит как аутентичный, потому что я его шила по старинной конструкции, подобрав те же цвета, что использовали ижемки в старину. Конечно, он выглядит немного ярче оригиналов, потому что бисер сейчас мельче и больше блестит. Но узор на нем «говорящий».

В центре ижемской культуры стоит женщина как продолжательница рода, и по узору на юр-ное легко «прочесть», что свадьба была переломным моментом в ее жизни.

– Если рассматривать его семантику, мы видим, что узор разбит на четыре части: это детство, юность, взрослая жизнь и старость, – Татьяна водит пальцем по узорам на красной повязке. – Переломный момент, переход от юности во взрослую жизнь, отмечен пуговицей в центре и более крупными деталями декора.

Оплакав свое девичество, невеста со всем свадебным поездом отправляется в храм – венчаться. Перед венчанием ей меняют юр-ной на треюк-ошувку. Треюк покрывает очелье и продолжается по спине длинными лентами. В работе Татьяны они трансформировались в текстильное продолжение головного убора с меховыми кисточками, а сам треюк украшен обереговыми кольцами на висках. Тут явно прочитывается влияние русской северной традиции.

Драгоценное золотное шитье на ижемских головных уборах можно увидеть на повойниках, хранящихся в местном музее. Молодка носила повойник в первый год замужества. Донце повойника украшал узор, символизирующий плодородие. На его основе Татьяна сшила берет, в точности воссоздав символический рисунок старинного повойника и дополнив комплект косынкой с таким же рисунком. Как только орнаментальное обращение к небесам срабатывает и ижемка беременеет – она снимает повойник и навсегда надевает баба юр – головной убор замужней женщины.

– Это многосоставный головной убор. Сначала надевается волосник – тоненькая шапочка, чтобы собрать все волосы. Сверху молодка надевает расшитый повойник или кокошник и покрывает голову еще и ижемским платком, повязывая его назад. Если на улице холодно, сверху для тепла надевается еще один платок, но уже шерстяной. Дома она может ходить просто в волоснике, но никогда уже не предстанет ни перед кем, включая домашних, простоволосой, – рассказывает Татьяна Попова.

На основе своих исследований мастерица защитила диплом, написала методическое пособие, которое подарила Ижме. Часто материал из него цитируют в других работах. «К сожалению, не всегда указывают источник, – замечает Татьяна. – Но знания, которые я приобрела, пока занималась этой темой, всегда со мной».

Но главный результат ее исследований – современное преломление обрядовых головных уборов в искусных работах Татьяны. Долгое время они выставлялись в Ижемском краеведческом музее, бывали на многих выставках, ездили и в Казань.

– На выставке в Казани почти все их хотели купить, но шила-то я их на свою голову, поэтому в Татарстане не подошли по размеру, – смеется мастерица.

Сама она носит собственные работы с удовольствием, шьет на заказ, охотно дает их для фотосессий. А в Ижме ее современный юр-ной даже участвовал в реконструкции традиционной свадьбы.

Полина РОМАНОВА

Фото автора, Владимира Ануфриева и из архива Татьяны Поповой